Доклад

17 АВГ. 2023

Россия: краткосрочные насильственные исчезновения

17 АВГ. 2023

Фото: Владимир Веленгурин

Юристы Центра «Мемориал» и «Правовой инициативы» направили в ООН доклад «Россия: краткосрочные насильственные исчезновения». Его подготовили в ответ на запрос Комитета по насильственным исчезновениям и Рабочей группы по насильственным или недобровольным исчезновениям ООН.

Авторы доклада рассказали об исчезновениях на Северном Кавказе и на оккупированных территориях Украины, а также о похищениях, сопровождаемых «карусельными» административными арестами.

Ниже — перевод заявления. Оригинал читайте здесь:

Input on short-term enforced disappearances in Russia submitted by Memorial Human Rights Defence Centre and Stichting Justice Initiative

Введение

В результате войн в Чечне массово исчезали мирные жители. Вместо того, чтобы решить проблему, российское государство в конечном итоге распространило практику похищений, произвольных арестов и задержаний на другие подконтрольные территории.

Насильственные исчезновения на Северном Кавказе

Российские силовики похищают жертв, чтобы запугать их, получить нужные показания или отомстить. В группе риска – подозреваемые в связях с терроризмом и участии в незаконных вооруженных формированиях, ЛГБТКИА+ персоны и лица, критикующие власть или их родственники.

В большинстве случаев правоохранительные органы держат похищенных без связи с внешним миром, подвергают их пыткам и другим формам жестокого обращения. Когда синяки и другие следы насилия заживают, власти «легализуют» исчезнувших: их арестовывают по сфабрикованным уголовным обвинениям.

Пример

Так, 31 октября 2019 года Ислам Нуханов опубликовал на YouTube видео, на котором запечатлен роскошный район Грозного, где жили многие высокопоставленные чиновники и родственники главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова. На следующий день полицейские похитили его и поместили в подвал Грозненского РОВД. Его пытали и допрашивали, почему он опубликовал это видео.

Видео Нуханова

Когда охранники УМВД Грозного согласились передать похищенному еду, они сообщили его родственникам, что официально его не задерживали. 

«Вы не представляете, сколько чеченских женщин там было. Очень много мам, и все — с полными сумками еды. Стоят у проходной, умоляют: покажите моего сына. Одна подошла ко мне, плачет: 10 дней как ребенка увезли»

Жена Ислама Нуханова

26 ноября 2019 года Нуханова официально арестовали за нападение на сотрудника полиции и хранение оружия (все это он якобы совершил, когда находился в подвале). По версии властей, до этого дня он был свободен. Через год Нуханова снова похитили. 1 октября 2020 года суд заменил предварительное заключение Нуханова на домашний арест. Через 30 минут после того, как он вернулся домой, приставы увезли его без объяснения причин. На следующий день его без предварительного уведомления осудили и приговорили к 4 годам лишения свободы.

Запугивание женщин

Информация от юристов и сотрудников «Правовой инициативы», работающих в Северо-Кавказском регионе, указывает на появление тревожной тенденции, связанной с запугиванием женщин, отстаивающих свои семейные и гражданские права. Этим женщинам грозит задержание и тюремное заключение при отсутствии надлежащих документов или законных оснований для их заключения. Основная цель этих несанкционированных задержаний состоит в том, чтобы заставить женщин отказаться от своих прав.

Инциденты

В трех отдельных инцидентах, которые произошли в 2023 году и в настоящее время расследуются «Правовой инициативой», женщин задержали без официальных оснований. Так, Х. 9 месяцев была незаконно лишена свободы. В течение этого времени у нее не было доступа к адвокату или связи с родственниками. Х. освободили только после того, как она выполнила требования семьи ее бывшего мужа и отказалась от опеки над детьми, установленной в ее пользу судом. 

Точно так же Ю. заключили под стражу и поместили в подвал, где принудили отказаться от опеки над сыном, несмотря на решение суда в ее пользу. Л., психолога, которая сотрудничала с правозащитными организациями и помогала жертвам домашнего насилия в Чечне, также заключили в подвал на несколько дней из-за требований властей прекратить ее профессиональную деятельность. Под давлением Л. уступила и в конечном итоге покинула Чечню.

Каждый из этих инцидентов произошел на территории Чечни и включал в себя задержания представителями МВД Чечни и содержание в изоляторах временного содержания или следственных изоляторах.

Похищения, сопровождаемые административными арестами

Правоохранительные органы похищают жертв на короткие промежутки времени – зачастую менее суток – и фабрикуют административные обвинения. Пока человек отбывает административный арест, в отношении него возбуждают уголовное дело. Жертв, как правило, подвергают жестокому обращению или угрозам до официального ареста. К 2023 году такая практика получила широкое распространение по всей России. Люди, подозреваемые в симпатиях к Украине, подвержены особому риску быть похищенными и задержанными по сфабрикованным административным, а впоследствии и уголовным обвинениям.

Примеры

12 декабря 2018 года Исломбека Камалова похитили в аэропорту по возвращении из Турции. Сотрудники полиции допросили его на границе, посадили в машину, избили и влили в него бутылку водки. Через два дня полиция составила протокол об административном правонарушении, в котором говорилось, что в этот день Камалова задержали за нецензурную брань и неподчинение распоряжениям полицейских. С тех пор его похищали еще два раза. Каждый раз власти фальсифицировали новые административные обвинения. Одно из похищений засняли на видео. 

Похищение Камалова

Через 30 дней после исчезновения Камалову официально предъявили обвинение в участии в террористической организации.

Тимофей Руденко отбыл 8 административных арестов, прежде чем ему предъявлено обвинение призывах/оправдании терроризма на основании его публикаций с осуждением российской агрессии в Украине. В мае 2022 года сотрудники правоохранительных органов пытали его в отделении полиции. После этого Руденко отбыл три административных ареста подряд.

Тимофей Руденко

Год спустя Руденко похитили люди в масках у входа в аэропорт. На этот раз его пять раз подряд арестовывали по административным обвинениям. Каждый раз перед выходом из приемника СИЗО, он пропадал. Спустя несколько дней становилось известно, что он отбывает новый срок в другом ИВС.

Насильственные исчезновения граждан Украины 

Россия практикует массовые незаконные задержания мирных жителей на востоке Украины. Статья 42 Женевской конвенции (IV) о защите гражданского населения во время войны допускает интернирование гражданских лиц, «если это совершенно необходимо для безопасности державы, в которой они находятся». Однако практика России не отвечает ни одному из требований, изложенных в Четвертой Женевской конвенции. Она идет вразрез даже с российским законодательством и, по сути, представляет собой институционализированную систему похищений, произвольных задержаний и пыток лиц, признанных нелояльными.

По данным «Центра громадянських свобод», российские силовики похитили и лишили свободы не менее 2000 украинских мирных жителей. В базе данных T4P это число превышает 4700. Уполномоченный по правам человека Украины утверждает о более 20 000 похищений. В своем последнем отчете Управление Верховного комиссара ООН по правам человека сообщило, что задокументировано более 800 таких случаев.

Россия называет таких людей «задержанными за противодействие проведению специальной военной операции». Данное основание для задержания не предусмотрено законодательством Российской Федерации. Массив собранной информации позволяет сделать вывод, что этот статус присваивается как гражданским лицам, так и военнопленным. Он отражает содержание в условиях, предусмотренных Третьей Женевской конвенцией о военнопленных.

Однако власти отказываются раскрывать информацию о месте задержания. У интернированных нет связи с родственниками. Задержанным не предоставляется доступ к адвокатам. Судебного пересмотра содержания под стражей не существует. Судя по всему, лица считаются задержанными на неопределенный срок, пока Минобороны или ФСБ не примет решение об их освобождении или передаче собранных материалов для возбуждения уголовного дела в Следственный комитет. Если задержанным предъявляется обвинение в совершении преступления, они попадают в официальную систему лишения свободы.

В то же время известно, что таких задержанных распределяют по различным российским СИЗО и колониям, многие из которых освобождают специально для этих целей. Однако в связи с тем, что такой статус не предусмотрен законодательством, формально нахождение этих лиц в данных учреждениях является незаконным. В связи с этим учреждения отказываются подтверждать факт содержания таких лиц на своей территории.

Многочисленные показания освобожденных жертв также позволяют однозначно заключить, что содержание в таких местах подразумевает ежедневные пытки, жестокое и бесчеловечное обращение, голодание, полную изоляцию от внешнего мира, жесточайшее психологическое насилие, в том числе в виде лишение досуга — даже печатные материалы для чтения не разрешены.

До сих пор в России не возбудили ни одного уголовного дела по факту такого незаконного и мучительного содержания по стражей граждан Украины. В то же время российские власти демонстрируют вопиющую небрежность в ведении учета задержанных. В результате этого их родственники не могут получить какую-либо информацию об их статусе.

Примеры

11 марта 2022 года Андрей Бриневский пропал в городе Мариуполь. По показаниям свидетелей, во время тяжелого боя за контроль над городом его эвакуировали представители вооруженных сил т.н. Донецкой Народной Республики из подвала, где он скрывался, в город Новоазовск. Во время процедуры так называемой «фильтрации» он бесследно исчез. В течение 7 месяцев различные государственные органы и должностные лица не могли предоставить никакой информации о его местонахождении, утверждая, что не арестовывали и не задерживали этого человека. Лишь 6 октября 2022 года Минобороны окончательно признало, что Бриневский «задержан за противодействие проведению спецоперации». За месяц до этого в ведомстве утверждали, что его нет в списках.

Точно так же 9 апреля 2022 года Иван Гончар исчез во время «фильтрации» после эвакуации из Мариуполя в Новоазовск. 31 декабря того же года Минобороны по запросу его брата подтвердило, что он «задержан за противодействие проведению спецоперации». Но уже в письме от 28 января 2023 года Минобороны заявило, что им ничего не известно о Гончаре, и что они проводят расследование его местонахождения.

Российские силовики похитили и более месяца незаконно удерживали гражданку Украины Янину Акулову. После этого в отношении нее возбудили уголовное дело. 11 октября 2022 года она ехала в машине с двумя своими знакомыми, когда их остановили сотрудники ФСБ и военные в Мелитополе Запорожской области, оккупированной Россией. Власти якобы обнаружили в машине взрывчатку и задержали их. Акулову доставили в неизвестный подвал, где ее допрашивали и пытали.

Янина Акулова

Они били ее по лицу, ставили на колени, обливали водой, когда она теряла сознание, и били током по указательным пальцам обеих рук. Затем Янину отвели в подвал здания военкомата, где она услышала, как других людей, предположительно военнопленных, пытали электрошоком. 12 октября 2022 года под пытками она дала показания против себя. Это зафиксировано в протоколе допроса от этой даты.

22 ноября 2022 года Акулову доставили в Москву, где ее официально задержали. С 11 октября по 22 ноября она не могла связаться со своей семьей. Более того, ее задержание не оформили юридически, ей не были предъявили обвинения и не предоставили какой-либо правовой статус.

23 ноября 2022 года Лефортовский районный суд Москвы в закрытом судебном заседании постановил: Акулову, подозреваемую в совершении террористического акта и незаконном приобретении оружия в составе организованной группы, взять под стражу до 23 января. 2023 года в качестве меры пресечения. Суд продлил эту меру пресечения на несколько месяцев. В настоящее время Янина Акулова находится под стражей до 23 октября 2023 года.

В этом контексте «кратковременными насильственными исчезновениями» могут считаться исчезновения и задержания граждан Украины на несколько месяцев или дней без предоставления им правового статуса в соответствии с российским законодательством с последующим возбуждением уголовного дела или освобождением.

Анализ десятков таких дел позволяет сделать вывод, что российские власти, как правило, по собственной воле никого не информируют об арестах и задержаниях «за противодействие проведению специальной военной операции». Это также свидетельствует о нежелании предоставлять такую информацию даже по запросам ближайших родственников и их законных представителей. С января-февраля 2023 года Минобороны практически перестало давать какие-либо содержательные ответы на такие запросы, ограничиваясь лишь общими заявлениями о выполнении своих обязательств по международному гуманитарному праву.

Заключение

Таким образом, российские власти регулярно практикуют насильственные исчезновения. Первоначально эта практика появилась на Северном Кавказе, но впоследствии из-за атмосферы безнаказанности она распространилась на всю территорию России и оккупированные территории. Кто-то исчезает на годы, кто-то — на месяцы или дни. Независимо от продолжительности исчезновения, людей содержат без связи с внешним миром. Их лишают свободы без законных оснований  и часто подвергают пыткам и унижениям.  

Поделиться в социальных сетях