Материалы сюжета «Заявления Совета Центра «Мемориал»»

Посмотреть сюжет

30 СЕНТ. 2023

Путинская Россия: беззаконие как норма. Заявление Совета Центра защиты прав человека «Мемориал»

30 СЕНТ. 2023

Preview Image

Никита Журавель (фото: Дмитрий Рогулин / ТАСС)

Больше месяца известно об избиении несовершеннолетним сыном Рамзана Кадырова Адамом заключённого Никиты Журавеля, который содержится в следственном изоляторе г. Грозный. Четыре дня, как Рамзан Кадыров опубликовал в Telegram-канале видео избиения. 

Реакция на это была разная. 

Соратники Кадырова публично поддержали омерзительный поступок сына «падишаха»: председатель парламента ЧР Магомед Даудов даже заявилчто испытывает гордость.

Удивительно, что большинство жителей Чечни рискнули в ходе опроса, проводимого Чеченской государственной телерадиокомпанией «Грозный», осудить поступок Адама Кадырова, а, значит, и позицию его отца: «Побил и правильно сделал». В условиях установленного в Чечне жесточайшего тоталитарного режима такое несогласие говорит о многом.

Об избиении Никиты Журавеля высказывались правозащитники и общественные деятели, Уполномоченная по правам человека в России и депутаты Государственной думы. Все они, хотя и в разных выражениях, требовали расследования и наказания виновных.

Помалкивали те, кто несет ответственность за совершённое беззаконие.

Молчал Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин, беззаконно распорядившийся передать расследование уголовного дела в отношении Журавеля в следственное управление по Чеченской Республике, — а, следовательно, выдал его на расправы в кадыровскую Чечню. 

Молчал министр юстиции Константин Чуйченко, который одобрил решение Бастрыкина. 

Молчал директор ФСИН Александр Калашников, в чьём ведении находятся следственные изоляторы, и который должен был бы немедленно начать расследование, служебную проверку: каким образом посторонние лица проникли в СИЗО Грозного и получили доступ к арестованному. 

Молчал и Генеральный прокурор РФ Игорь Краснов, чьим долгом было бы реагировать немедленно, сразу после получения информации об избиении Журавеля.

Наивно было надеяться, что эти должностные лица организуют реальное расследование. Многие годы руководители многочисленных федеральных органов и ведомств покрывали вопиющие нарушения норм российского законодательства в Чечне. Они покрывали преступления, совершаемые властями республики, становясь соучастниками этих преступлений. 

Но казалось, как это бывало раньше в подобных случаях, руководители федеральных ведомств хотя бы для приличия скажут что-то о необходимости расследования, о недопустимости подобного и т. п.

Все они молчали, — видимо, ожидая реакции «сверху». Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков тоже не захотел как-либо комментировать избиение в грозненском СИЗО — вероятно, по той же причине.

И, наконец, 28 сентября реакция последовала. Владимир Путин принял в Кремле Рамзана Кадырова. На встрече «обсудили ситуацию в экономике, в социальной сфере республики, а также поддержку участников СВО и их семей». Но ни слова не было сказано о вызывающем, демонстративном беззаконии, творимом Кадыровыми.

Неважно, знал ли президент об очередном демонстративном глумлении Кадырова над смыслом и буквой закона или нет. Однако именно Владимир Путин отвечает и за создание кадыровского режима, и за молчаливое одобрение его преступных практик, и за признание этих практик новой нормой для всей России.

Поделиться в социальных сетях