18 АПР. 2023

Эксперты по делу Олега Орлова — авторы «справки» для иска о ликвидации ПЦ «Мемориал»

18 АПР. 2023

Рассказываем, к каким выводам они пришли на этот раз

Preview Image

Олег Орлов

Сопредседателю ЦЗПЧ «Мемориал» Олегу Орлову предъявили обвинение в повторной «дискредитации» армии в окончательной редакции. «Лингвистическую экспертизу» для следствия подготовили хорошо знакомые нам Крюкова и Тарасов. Именно они нашли признаки оправдания экстремизма и терроризма для иска о ликвидации ПЦ «Мемориал». Этот тандем регулярно поставляет для следствия нужные экспертизы — в качестве лингвистов, сексологов или религиоведов. Рассказываем, к каким выводам эксперты пришли в деле Орлова — и при чем тут джедаи.

Убей в себе эксперта

13 апреля следователь следственного отдела СК по Тверскому району И. А. Савченко предъявил Олегу Орлову обвинение в «повторной дискредитации» вооруженных сил в окончательной редакции (ч. 1 ст. 280.3 УК).

Напомним, 21 марта у Олега Орлова, еще 8 мемориальцев и их близких, а также в офисах на Каретном ряду и в Малом Каретном переулке прошли обыски по делу «о реабилитации нацизма». После допроса всех отпустили в качестве свидетелей.

Но Олега Орлова ждал еще один допрос. В тот же день стало известно, что в отношении него возбудили дело о «повторной дискредитации армии». Поводом стал пост в Facebook с переводом статьи правозащитника «Им хотелось фашизма — они его получили», опубликованной во французском издании Mediapart.

Ранее Олега Петровича дважды привлекали к административной ответственности за антивоенные пикеты по статье о «дискредитации армии» (20.3.3 КоАП). Сейчас он находится под подпиской о невыезде.

Ему грозит до трех лет лишения свободы.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого следователь ссылается на заключение «лингвистической судебной экспертизы» от 21 марта 2023 года.

Экспертизу поручили «Центру социокультурных экспертиз» (АНО ЦСЭ). Его представители выступают экспертами по многим «политическим» делам, среди которых дела «Нового величия», Pussy Riot, Юлии Цветковой, дело о признании свидетелей Иеговы экстремистами и др. В каждом случае ЦСЭ находил тот состав преступления, который искали следователи. Также сотрудники центра признали лозунг «Убей в себе раба!» экстремистским, а логотип проекта «Роспил» Алексея Навального (двуглавый орел с ножовками в когтях) — надругательством над государственным гербом.

По делу Олега Орлова заключение составили гендиректор ЦСЭ Наталия Крюкова и политолог-переводчик Александр Тарасов. Те самые эксперты, чью «справку» прокуратура приложила к иску о ликвидации Правозащитного центра «Мемориал». Тогда они пришли к выводу, что в материалах на сайте ПЦ «присутствуют лингвистические и психологические признаки оправдания деятельности международных террористических и экстремистских организаций». Хотя назвать Крюкову и Тарасова авторами справки можно лишь условно — они списали ее содержимое со студенческих сайтов.

Крюкова была соавтором экспертизы по делу еще одного нашего коллеги — председателя карельского «Мемориала» Юрия Дмитриева.

Заключение по делу Орлова позиционируют как «лингвистическая судебная экспертиза». При этом Крюкова — учитель математики, кандидат педагогических наук с диссертацией на тему «Формирование эстетических суждений старшеклассников в процессе внеклассных занятий по искусству».

Наталия Крюкова. Скриншот: Новая газета

Тарасов — переводчик с диссертацией «Международное сотрудничество в космосе после “холодной войны” и интересы России». Как писал основатель «Диссернета» Андрей Заякин, в образовании и карьере этих людей нет ничего, что говорило бы об их экспертности.

Александр Тарасов. Фото: mgpu.ru

В декабре 2021 года комиссия РАН по противодействию фальсификации научных исследований сообщила: Крюкова и Тарасов некомпетентны. Тогда же представители Научной электронной библиотеки пояснили: у Крюковой вообще нет научных публикаций. А шесть публикаций Тарасова — это, например, статья с названием «Образ России как элемент внешнеполитического планирования», статья об удаленной работе в «коронавирусную эпоху» или об искусстве «в эпоху интернета».

Некомпетентность Крюковой установила и судебная коллегия Мособлсуда. Суд запретил оглашать исследования и допрос эксперта по делу о вымогательстве взятки у президента «Росэнергомаша» Владимира Палихаты. В определении по делу № 33-1239/14 указано:

Крюкова Н.Н. «не обладает специальными познаниями в области филологии и лингвистики».

Определение Мособлсуда

Более того, Мосгорсуд хоть и ликвидировал ПЦ «Мемориал» по иску прокуратуры, однако в решении не шло речи об «оправдании деятельности международных террористических и экстремистских организаций», которое «установили» Крюкова и Тарасов.

Тем не менее, они успешно готовят для следствия нужные экспертизы. Только на сайте «Диссернета» размещены пять заключений с Крюковой и Тарасовым в соавторстве: по делам «Свидетелей Иеговы», «Нового величия», по делу о «Колумбайне», по делу Валентина Соколова.Остается только позавидовать широте их «компетенций»:

  • В заключении по делу «Свидетелей Иеговы» Крюкова выступает как религиовед (№ 228/15)
  • В заключении по делу о половой неприкосновенности несовершеннолетнего Крюкова и Тарасов становятся сексологами (№ 271/18)
  • В другой справке об исследовании по делу «Свидетелей Иеговы» Крюкова выступает как культуролог. (№ 53/15)
  • В заключении № 382/16 Крюкова и Тарасов, исследуя символику Третьего рейха, выступают как социальные антропологи. 
  • В заключении про «Свидетелей Иеговы» Крюкова исполняет роль лингвиста. (№ 311/13)
  • В заключении № 401/17 Крюкова и Тарасов вместе выступают в качестве культурологов, религиоведов и правоведов.

Почитать подробнее об экспертах ЦСЭ можно в материалах «Новой газеты» (раз, два), и «Медузы»

Ctrl+C, Ctrl+V

В постановлении о назначении лингвистической экспертизы поста Орлова следователь указал такие вопросы:

— Характеризуются ли действия вооруженных сил России как преступные, захватнические, фашистские, связанные с геноцидом, убийством мирных жителей?

— Есть ли обоснования этой оценки и с помощью каких средств они выражаются?

— Есть ли в тексте обоснования того, что необходимо противодействовать использованию вооруженных сил России?

— Есть ли в тексте отрицание «фактов использования» армии «в целях защиты интересов России, ее граждан, поддержания мира и безопасности».

Крюкова и Тарасов ответили утвердительно на каждый из них — лишь не упомянули геноцид.

Эксперты продемонстрировали свою «непредвзятость» с первых страниц. Еще до начала исследовательской части они указали:

«Статья является пропагандистским материалом, поскольку в ней намеренно принимается необъективная точка зрения для достижения определенных политических целей». 

Начали эксперты привычно, с «заимствований» с сайтов, откуда студенты «копипастят» свои рефераты. В частности, пассажи про «креолизованный текст» или «паралингвистический контекст» («который создается паралингвистическими средствами, а именно свистом, смехом, шепотом, а также мимикой, жестами и телодвижениями») кочуют из одного заключения в другое. Авторы даже не дают себе труда объяснить, какое отношение свист, смех и шепот имеют к предмету экспертизы. Или целый пассаж про «интернет-сленг», который не имеет ни малейшей связи со статьей Орлова — там упоминаются мемы, эмодзи, смайлики, «”хахаха” для обозначения смеха» и др.

Следы копипаста заметны даже в списке литературы: там указано, что к статье Т.Н. Абаковой авторы последний раз обращались 4 апреля 2014 года.

Необходимые описания методов и методик в тексте есть. Но если в «экспертизе здорового человека» они нужны для того, чтобы независимый специалист мог проверить выводы, к которым пришли эксперты, то в случае с Крюковой и Тарасовым это невозможно. Методы и методики скопированы с тех же сайтов рефератов для студентов, но следов их использования обнаружить не удалось.

«Занимает правозащитную антироссийскую позицию»

Согласно заключению, цель статьи Орлова — воздействовать на сознание читателей «с помощью специально сконструированного текста, ведущего к разрушению положительного образа Российской Федерации» и «дискредитации» армии.

«Текст статьи создает “образ врага” и негативную установку на восприятие оппонента», — пишет в своей части Крюкова. Для этого, по ее мнению, автор использовал сравнения, «которые нерефлексивно воспринимаются читателем как элементы культурной памяти». В качестве примеров она привела фразу «Один народ, одна Империя, один вождь!» — «вместо рефлексивное — германский нацизм».

Дальше она пишет об обвинениях в адрес «оппонента». И указывает, что эти обвинения «распространяются с помощью экспрессивно окрашенных агитационных материалов; не имеют под собой почвы, но тем не менее весьма эффективны». Они «сеют сомнения в положительных качеств противника и могут заставить его сторонников по меньшей мере воздержаться от его поддержки или перейти к действиям, направленным на противодействие».

Также Наталия Крюкова забыла, что ей, учителю математики, заказали не психологическую, а лингвистическую экспертизу, и озаботилась психологическим состоянием читателей:  

«...материал постепенно вытесняет объективный образ и становится доминирующим в информационной модели ситуации, которая провоцирует у вовлеченных участников стрессовую ситуацию».

Из заключения экспертов 

Напомним, в декабре 2022 года на суде по ликвидации ПЦ прокурор заявил, что отсутствие маркировки иноагента и негативный образ государства «может вызвать депрессивное состояние у граждан». 

Орлов характеризует группу «самые темные силы в моей стране» как враждебную, выяснила Крюкова. Затем она перечисляет, какие характеристики у этой группы указаны в статье: «реваншисты», «хозяева страны», «фашисты». И делает вывод — речь идет о «народе Российской Федерации, поддерживающем СВО». А себя автор якобы причисляет к группе «Я-автор+правозащитники».

По мнению экспертов, текст «формирует негативное ожидание», а именно — «все, что связано с деятельностью вооруженных сил, неминуемо закончится гибелью российского государства, представляет опасность для европейских государств».

Свою часть экспертизы Тарасов начинает с оценки личности Олега Орлова.

Автор текста позиционирует себя как человек, занимающий правозащитную антироссийскую позицию, занимает ее он осознанно (автор является участником правозащитного движения в постсоветской России, председателем совета правозащитного центра «Мемориал»).

Из заключения экспертов

А затем Тарасов дословно пересказывает содержание статьи УК: «Автор осуществляет дискредитацию СВО, выражает отрицание фактов использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания мира и безопасности». При этом в компетенцию эксперта не входит юридическая квалификация действий, установление вины, ее форм (умысел или неосторожность, вид умысла) и мотивов деяния.

Чтобы создать негативное отношение к «спецоперации», автор использует «стереотипы», указано в экспертизе. А именно:

  • военные действия не должны касаться гражданского населения, гражданской инфраструктуры, военные не должны осуществлять противоправных действий,
  • у власти должны находится люди, принадлежащие к «Светлой стороне Силы». Дальше Тарасов поясняет: это «аналогия с Философией Светлой стороны, которые воплощают в жизнь Джедаи». И отсылает посмотреть «Звездные войны».
  • любое государство, идеология и политика которого приравнена к фашистскому, является угрозой для других стран, прежде всего европейских.

«Пропагандистскими приемами» эксперт посчитал, например, то, что в тексте военные действия называются «войной», уничтожение гражданских людей и инфраструктуры — «преступлением», а участников и руководителей СВО автор характеризует как «темные силы».

Орлов ставит современную Россию в один ряд с европейскими государствами, имевшими режимы фашистской диктатуры. И тем самым отрицает, что цели вооруженных сил России — это поддержка мира и безопасности, делают вывод эксперты.

Поделиться в социальных сетях