«Мы не на футбольном поле». Юристка «Мемориала» о высказывании министра юстиции про иноагентов

27 НОЯБ. 2023

Preview Image

Наталья Морозова

23 ноября министр юстиции Константин Чуйченко на конференции «Державинские чтения» заявил: никто из оспаривавших свой статус иноагента не говорил в суде, что служит интересам России. Это не так: про интересы России говорили с самого появления «иноагентского» законодательства — в частности, представители ПЦ «Мемориал», ликвидированного со ссылкой на это законодательство. Юристка ЦЗПЧ «Мемориал» Наталья Морозова ответила на высказывание Чуйченко и привела примеры, когда правозащитники защищают интересы России от самого государства.

Константин Чуйченко

министр юстиции России

«Я хотел бы обратить внимание, что все истцы ссылаются на процессуальные моменты. Никто не сказал того, что, извините, вы неправильно оценили мою деятельность, я за Россию. Я против иностранного вмешательства. Все, что я делаю, служит интересам России. Никто такого не сказал»

Наталья Морозова:


Оставим речевые ошибки и спортивный сленг на совести министра юстиции (бедный Гаврила Романович, чье имя носит это жутковатое сборище псевдоюристов), обратимся к сути.

Неуважаемый министр Чуйченко ошибся  мы твердим об этом, как минимум, с 2014 года, когда Правозащитный центр «Мемориал» признали иностранным агентом. А по сути — с 2012 года, когда только появился первый «иноагентский» законопроект. 

Во всех бесконечных процессах о признании иноагентом, о штрафах за отсутствие иноагентской плашки, о ликвидации, в конце концов, юристы ПЦ «Мемориал» постоянно говорили, что этот закон направлен именно на тех, кто работает ради того, чтобы Россия стала «демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления» (ст. 1 Конституции), где «человек, его права и свободы являются высшей ценностью», а «признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина  обязанность государства» (ст. 2 Конституции). Стала в реальности, а не бумаге. 

Во время процесса о ликвидации Правозащитный центр «Мемориал» просил вызвать в суд Муртазали Гасангусейнова, чьих сыновей 17 и 19 лет убили представители государства, а потом попытались выдать их за террористов. И только благодаря «Мемориалу» удалось восстановить их доброе имя.

Риторический вопрос: кто нанес больше ущерба России — «Мемориал» или представители государства, убившие двух ни в чем не повинных подростков?

Наталья Морозова

ПЦ «Мемориал» добивался компенсаций для жителей Ирганайской долины, чьи дома и сады это самое государство затопило при строительстве Ирганайской ГЭС в 2008 году. Естественно, «по-хорошему» никаких компенсаций государство не предложило, но даже российские суды согласились с тем, что все-таки неприлично как-то, надо людям дать денег за затопленные дома… Компенсации, правда, им до сих пор не выплатили, хотя уже все возможные судебные решения приняты.

Кто тут «за Россию» — власти, которые затапливают жилье, вынуждают людей бросать дома и уезжать непонятно куда и устраивать жизнь на новом месте непонятно на что, или юристы, которые этим гражданам помогают?

Ну, а в многочисленных делах о пытках кто, в терминологии министра юстиции «за Россию»: полицейский, которые пытают задержанных, или правозащитники, которые пытаются привлечь их к ответственности или хотя бы добиться компенсации для жертв? 

Похоже, министр забыл, если знал когда-нибудь, теорию государства и права, походя отождествив страну и государство. Если лень читать учебник ТГП за первый курс, можно ограничиться емкой фразой Юрия Юлиановича (за которую ему прилетело обвинение в дискредитации почему-то Вооруженных сил РФ – видимо, эта конкретная часть тела теперь тоже стоит на вооружении российской армии).

Все, что делает «Мемориал», служит интересам России и ее граждан. Мы не на футбольном матче, мы не бросаемся словами «за Россию». Мы работаем на благо России. В отличие от министерства юстиции.

Наталья Морозова

Поэтому извиняться мы не будем. Министру юстиции же извинения не помогут. 

Поделиться в социальных сетях