Материалы сюжета «Дело ингушской оппозиции»

Посмотреть сюжет

«Ингушское дело»: трансляция заседания 29 июня

29 ИЮНЯ 2023

Чтобы следить онлайн — листайте вниз

Preview Image

Сегодня в Ставропольском краевом суде состоялись очередные заседания по «Ингушскому делу»

Об «ингушском деле»

27 марта 2019 года в Магасе состоялся разгон митинга против изменения административной границы с Чечнёй. Он стал началом репрессий в отношении ингушской оппозиции. В результате против сотен участников народного протеста возбудили административные дела, против десятков — уголовные.

В декабре 2021 Кисловодский городской суд на выездном заседании в Ессентуках приговорил к срокам от 7,5 до 9 лет лишения свободы:

— Малсага Ужахова — председателя Совета тейпов ингушского народа;
— члена этого Совета Ахмеда Барахоева;
— Зарифу Саутиеву — бывшую заместительницу директора республиканского «Мемориального комплекса жертвам репрессий»;
— Мусу Мальсагова — председателя ингушского отделения «Российского красного креста»;
— Исмаила Нальгиева — главу организации «Выбор Ингушетии», занимающейся наблюдением на выборах;
— Багаудина Хаутиева — главу Совета молодежных организаций Ингушетии;
— Бараха Чемурзиева — председателя общественного объединения «Опора Ингушетии».

Их признали виновными в применении насилия к представителям власти (ст. 318 УК), создании экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК) и участии в нем.

Малсага Ужахова также осудили за создание организации, побуждающей граждан к совершению противоправных деяний (ч. 2 ст. 239), а Ахмеда Барахоева — за участие в ней (ч. 3 ст. 239 УК).

Дело восьмого участника процесса, Ахмеда Погорова, выделили в отдельное производство.

Над делом работали 13 адвокатов и семь общественных защитников. По их мнению, все обвинения носили декларативный характер. В обвинительном заключении часто использовались слова «вероятно», «предположительно», «может быть», а слово «примерно» использовано 11 тысяч раз.

С января 2023 Ставропольский краевой суд в Пятигорске рассматривает апелляционную жалобу осужденных.

Подробно о преследовании мы рассказывали в материале: «Одно из самых массовых политических дел в истории России».  

На прошлых заседаниях 8 и 9 июня начались прения сторон, выступили адвокаты Калой Ахильгов, Джабраил Куриев и Магомед Беков, а также защитник Магомед Куриев. Также в деле появился новый прокурор. Подсудимый Багаудин Хаутиев заявил ему отвод. Его поддержали все подсудимые и защитники.

Подробнее о предыдущих заседаниях читайте здесь.

29 июня

Заседание началось. Продолжатся прения сторон. Выступают представители защиты. Адвокат Башир Оздоев теперь защищает Хаутиева, Чемурзиева и Мальсагова.

Первым выступит Андрей Сабинин, адвокат, защитник Исмаила Нальгиева. 

По его словам, в этом деле слились воедино фантазии следствия, обвинения и суда.

Адвокат Андрей Сабинин

«Суд первой инстанции провела в общем справедливый процесс — в том аспекте, что соблюдалась состязательность, защита могла предоставлять свои доказательства, ходатайства защиты удовлетворились. Но затем судья Куцуров в приговоре учел только и исключительно псевдодоказательства обвинения, отнесся к ним совершенно некритично. Причем за доказательства выданы измышления, фантазии», — говорит Сабинин.

***

Адвокат отмечает, что столкновения в марте 2019 года в Магасе случились только по вине властей:

«А вина возложена на наших подсудимых.

Не было никакой организации подготовки насилия в отношении представителей власти. Все это произошло стихийно, в ответ на применение насилия по стороны росгвардии, начавшей вытеснение.

При этом практически все приговоры участникам митинга, которых обвиняли в применении непосредственного насилия, вынесены по части 1 статьи 318. То есть неопасного насилия в отношении представителей власти. И только один осужден по части 2 этой статьи.

И при этом семи людям, проходящим по этому уголовному делу предъявлено обвинение по организации насилия именно опасного для жизни. Получается, что семь обвиняемых по этому делу, авторитетные, уважаемые в Ингушетии люди, вместе уговаривали одного человека, напасть на силовика и сломать ему ногу?!

Откуда взялась часть 2 ст 318 в обвинении? Это совершенно надуманное обвинение

Обвинение в организации и участии в экстремистском сообществе - тоже основано на фантазиях. О существовании такого сообщества до возбуждении уголовного дела вообще никто не знал — ни правоохранительные органы, ни следствия, ни ФСБ.

На двух процессах первой и второй инстанций показали, что весь массив материалов, исследованных судами, доказывает отсутствие существования экстремистcкого сообщества», — продолжает Сабинин.

***

«В приговоре говорится о каком-то преступном плане сообщества. Но где этот план? Покажите его! Нет, плана такого нет, есть только слова о его существовании и ни одного доказательства. Говорится о систематичности деятельности экстремистского сообщества по подготовке преступлений с мая 2018 года. Где эти преступления? Если систематически работали по подготовке преступлений, то их должно быть много. Но нет таких преступлений.  Говорится только о событиях 27 марта 2019 года, которые произошли стихийно и по вине тех, кто отдал приказ о вытеснении митингующих», — напоминает Андрей Сабинин.

По словам адвоката, никаких оперативных данных, никаких свидетельских показаний, подтверждающих существование экстремистского сообщества — нет. Есть только голословные утверждения, что оно было.

«Нальгиев был среди тех, кто помогал поддерживать порядок на митинге, носил воду для митингующих, у него была повязка на руке, как организатора, как это положено. Мы это не отрицаем. Но в приговоре утверждается, что он призывал участников митинга к насилию. Но где этому доказательства? Хоть одного свидетеля приведите! Их нет. Ни один из допрошенных свидетелей на Нальгиева не указал, как на призывающего к насилию. Как можно так голословно обвинять человека?! Совесть где? Нет совести ни у обвинения, ни у суда!», — заявляет адвокат.

***

Сабинин говорит, что ни одно из письменных доказательств вины Нальгиева, указанных в приговоре, не доказывает вину его подзащитного. Адвокат разбирает каждое из них.

Например, протокол осмотра видеозаписи событий митинга. «В протоколе сказано, что Нальгиев говорит митингующим успокоиться, не драться с полицейскими и не кидаться стульями. Что этот доказывает? Отсутствие вины Нальгиева! Но этот документ приведен как доказательство его вины! Он призывает не драться, а суд говорит, что это доказывает то, Нальгиева организовал драку. Где в этом минимальная логика?!», — спрашивает Андрей Сабинин.

***

Адвокат продолжает: «Предполагать подготовку кем-либо из подсудимых событий 27 марта 2019 г. не просто абсурдно, но и процессуально неграмотно, поскольку невозможно создать, руководить и участвовать в экстремистском сообществе за год до событий, которых могло и не быть.

Возможно мы вынуждены повторяться, но «бежать впереди паровоза» еще никому не удавалось. В отличие от факультативных мотива и целей, умысел не может быть направлен на совершение действий, в событиях, предположить которые невозможно — случатся они или нет.

Согласно приговору Нальгиев лично не применял насилия в отношении представителей власти, но руководил совершением преступления. Разумен вопрос, в каких именно действиях выразилось это руководство. Как можно организовать стихийно возникшее противостояние, к которому никто не был готов? Как можно руководить кратковременной вспышкой гнева нескольких десятков других людей, которая так же быстро закончилась, как и случилась? Где значимые факты и доказательства, подтверждающие как руководство совершением преступления, так и действия из чувства политической  вражды к действующему Главе Республики Ингушетия Евкурову?»

Сабинин напоминает, что допросили 38 свидетелей обвинения, которые рассказали фактически о миротворческой роли обвиняемых в ходе событий 27 марта 2019 года.

«Приговор должен содержать анализ и оценку доказательств. Приговор Кисловодского суда не содержит ни анализа, ни доказательств. Есть все основания для отмены этого приговора», — считает адвокат.

***

Сабинин ссылается на нормы Конвенции о защиты прав человека и основных свобод: «На момент привлечения к уголовной ответственности Нальгиева и других обвиняемых, Россия была членом Совета Европы. На момент вынесения приговора тоже. Приговор грубо нарушает нормы этой конвенции. В частности, право на свободу выражения мнений», — говорит адвокат. Он просит суд учесть это обстоятельство.

Андрей Сабинин также обращает внимание на то, что единственный осужденный за реальное насилие, опасное для здоровья на митинге в Магасе, Дзауров получил два года лишения свободы. «Между тем сидящие тут обвиняемые приговорены к значительно более длинным срокам и это при том, что вообще не доказана их причастность к преступлению», — отмечает адвокат Сабинин.

***

Адвокат Сабинин попросил отменить приговор суда первой инстанции и полностью оправдать своего подзащитного. На этом он закончил выступление.

Полное выступление Сабинина читайте здесь.

Суд объявил перерыв до 14:00.

***

Заседание продолжается. Выступает адвокат Билан Дзугаев, защитник Зарифы Саутиевой.

Адвокат Билан Дзугаев. Фото: Николай Жуков, «Такие дела».

«Предыдущий выступающий адвокат совершенно правильно сказал о полном отсутствии доказательств вины обвиняемых. Суд не смог установить способ, время совершения преступления. Приговор не гуманен и несправедлив. При его постановлении были судьей Кацаровым допущены нарушения.

Судья в приговоре сам пишет, что суд не смог установить время, место создания и полный состав экстремистского сообщества. Но столь неконкретное обвинение, а потом и приговор мешают защите, нарушают права моей подзащитной. Ибо как можно защищаться от такого неконкретного обвинения?!

Если указано место и время, защита может выяснить, где же в это время была моя подзащитная. А как можно защитится от столь невнятного обвинения? Очевидно, что подобное обвинение нарушает право на защиту», — говорит адвокат.

***

Дзугаев продолжает: «То же самое и по поводу "систематичности подготовки преступлений". Каких преступлений? В приговоре этот перечень просто отсутствует.  Приводится только одно преступление — якобы совершенное 27 марта 2019 года. Но тогда в любом случае "систематичность" отсутствует», — подчеркивает адвокат.

Он напоминает, что в приговоре утверждается: Саутиева осуществляла связь с диаспорами. «Во-первых, как, каким образом? Где хоть один документ, объясняющий это? Во-вторых, к чему привела эта якобы деятельность Саутиевой? Это привело хоть к каким-то негативным последствиям? Ничего этого в приговоре появилось? Только для того чтобы создать образ оппозиционеров, строящих какие-то связи за пределами Республики?», — спрашивает Дзугаев.

***

Адвокат Дзугаев отмечает, что в приговоре вина не распределена между отдельными обвиняемыми.

«Сплошь и рядом говорится о том, что они вместе делали то или иное, не разграничивая между ними, что конкретно кто из них делал.

Про Саутиеву и других обвиняемых в приговоре сказано, что они "манипулировали национальными обычаями". Что это значит? Как можно манипулировать обычаями? Это перекочевало в приговор из обвинительного заключения. Мы просили обвинение  объяснить, что это значит, в чем это конкретно выражалось. Но не получили в ответ никаких уточнений и разъяснений.

Пустые слова, которыми наполнен приговор. Видимо для того, чтобы замаскировать пустоту», — говорит адвокат.

***

«В чем собственно говоря непосредственно участвовала Саутиева?», — спрашивает Билан Дзугаев. По его словам, в отличие от обвинительного заключения, в приговоре не утверждается, что Саутиева участвовала в организации и проведения какого-либо митинга. Не утверждается и то, что она участвовала в приглашении депутатов в Шариатский суд.

«В результате получается, что ее вина только в том, что она присутствовала на площади 27 марта 2019 года и снимала на видео и выкладывала в свой Фейсбук. И за это она должна быть в неволе 7 лет и 6 месяцев?» — задает вопрос адвокат.

Дзугаев отмечает, что ни один из допрошенных в суде потерпевших не упомянул Саутиеву в своих показаниях. Но в приговоре их показания приведены в качестве доказательства ее вины.

***

Адвокат говорит, что Саутиева присутствовала на митинге в Магасе 26-27 марта 2018 года только до начала темноты, а потом ушла домой. И в момент начала вытеснения митингующих ее на площади не было.

«А ведь именно в это время согласно приговору, обвиняемые сговорились на организацию насилия против представителей власти. И только уже после того, как на площади начались столкновения, она вернулась на площадь. Это доказывают не только показания самой Саутиевой, но и показания многих свидетелей, в том числе свидетелей обвинения. На фото и видеоматериалах видно то же самое. Обратному нет доказательств», — говорит Дзугаев.

***

По словам адвоката, слова Саутиевой, которые есть на видеозаписи событий утра 27 марта, направлены на то, чтобы остановить насилие. Она призывает молодых митингующих не нападать на отступающих росгвардейцев и не кидать в них стулья.

«Слышны и другие ее слова: она спрашивает, что происходит. Это никак не похоже на слова человека, который руководил событиями на площади, побуждал к сопротивлению силовикам. Это доказывает и то, что Саутиева отсутствовала на площади до этого и не знала, что именно до ее возвращения тут происходило», — подчеркнул Билан Дзугаев.

***

Адвокат Дзугаев говорит, что в суде по настоянию защиты выступили многие участники митинга 36-27 марта 2019 года. Все они показали, что никто из подсудимых, включая и Саутиеву, не давал им указаний сопротивляться силовикам или нападать на них.

«Но судья Куцуров не стал учитывать при постановке приговора их показания, так как по его мнению они не свидетели, а соучастники преступления. По сути дела суд возложил бремя доказательства на сторону обвинения», — говорит адвокат.

Билан Дзугаев просит отменить приговор и полностью оправдать Саутиеву и остальных подсудимых.

Полное выступление Дзугаева читайте здесь.

***

Суд отказал в выступлении сопредседателю Центра «Мемориал» Олегу Орлову, защитнику Зарифы Саутиевой.  Отказ обосновали тем, что в начале должны выступить все адвокаты, которые подали апелляционную жалобу.  Защитники, которые не подавали такой жалобы, выступят после. 

Олег Орлов и подсудимые, фото: Дарья Корнилова.

***

Выступает адвокат Асхаб Ужахов в защиту Малсага Ужахова.

Он говорит о том, что не было никакого экстремистского сообщества. Адвокат доказывает, что обвинение Малсага Ужахова в организации митинга 2 июня 2018 года несостоятельно. Следствие, а затем и суд не захотели реально исследовать доказательства. Что касается проведения митинга 4 октября 2018 года, то поводом для него стали события, которые были очень важны для всей Республики.

Асхаб Ужахов, фото: Дарья Корнилова.

«31 октября акции протеста были прекращены. Подчеркиваю, что они проводились по согласованию с властями. Но именно для того, чтобы не нагнетать напряженность в республике, организаторы, включая и Ужахова, акции протеста были прекращены. Разве так действуют экстремисты?», — спрашивает Асхаб Ужахов.

***

Адвокат Ужахов продолжает выступление: 

«Ахмеду Барахоеву было вынесено прокуратурой предостережение в связи с вызовом депутатов в шариатский суд. Однако затем это предостережение было обжаловано в судах и отменено как незаконное.  Соответствующее определение суда было передано Кисловодскому суду и приобщено к материалам дела.

Но этот документ, доказывавающий, что приглашение депутатов в Шариатский суд не является противоправным деянием, Кисловодский городской суд ни как не учел при постановке приговора.  В результате в приговоре приглашение депутатов в Шариатский суд неправомочно квалифицирован как воспрепятствование деятельности государственного органа — Народного Собрания Республики Ингушетия». 

По его словам, в приговоре утверждается, что в декабре 2018 года якобы руководители якобы экстремистского сообщества, действуя по согласованию с подсудимыми, находясь на собрании членов Совета тейпов ингушского народа, предложили вызвать депутатов Народного Собрания Республики Ингушетия в «Шариатский суд», действующий при религиозной организации «Духовный центр мусульман Ингушетии». 

При этом в приговоре указывается, что «Шариатский суд» не предусмотрен системой судопроизводства Российской Федерации, а следовательно не имеет никаких властных полномочий и не претендует на них. Этот суд не может кого-либо заставить явиться на него, не может заставить кого-либо исполнять его решения. Но при этом он имеет авторитет среди подавляющего большинства жителей Республики Ингушетия.

Часть депутатов сочла для себя правильным явиться в суд, другие не захотели. Пришедшие добровольно сообщили о том, как именно каждый из них голосовал по вопросу о ратификации «Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой».

Абсурдность обвинения в том, что тем самым кто-то пытался воспрепятствовать деятельности Народного Собрания Республики Ингушетия, должна быть очевидна каждому.

В приговоре не учтены показания свидетелей (Хамхоев, Накастоев, Джасижев и другие), в том числе и духовных лиц, что решения «Шариатского суда» носят сугубо рекомендательный характер, а сам этот орган является лишь консультативным.

«В чем тут проявление экстремизма? Но, по-видимому, с точки зрения судьи Куцурова, любой контроль избирателей за деятельностью депутатов, любое чисто моральное осуждение их действий является проявлением экстремизма», — говорит адвокат.

***

«Напоминаю, что спикер парламента Чечни Даудов в свое время публично приглашал Ахмеда Барахоева в "Шариатский суд" для разбирательства по поводу слов Барахоева о Рамзане Кадырове.

Откуда вывод : либо высокому чиновнику можно вызывать в "Шариатский суд" обычного человека, апростому смертному вызвать чиновника или депутата нельзя. Или вообще вызов кого либо в Шариатский суд не является нарушением закона», — продолжает Ужахов.

Адвокат также говорит о митинге 26 марта 2018 года: «Он завершился в установленное время. А то, что там происходило дальше, простое нахождение граждан на площади без выступлений, без выдвижения требований, под определение митинга не подпадает. Люди могли находиться на площади».

По словам Асхаба Ужахова, при этом были все основания надеяться на то, что будет согласовано возобновление митинга 27 марта. Начало вытеснения было осуществлено в полном противоречии с нормами законодательства, без соблюдения всех необходимых и определенных законом процедур.

Он говорит, что если бы на площади возникли массовые беспорядки, погромы и тому подобное, то все эти последовательные процедуры было бы соблюдать не обязательно. Но ничего подобного в Магасе утром 27 марта 2019 года не происходило. Поэтому действия сотрудников правоохранительных органов на площади в Магасе были незаконны. Применение специальных средств тем более было незаконно.

«Обращаю внимание, что на этой же площади в октябре 2018 года в ходе массовых многодневных акций протеста люди оставались после 18 часов, ночевали в течение многих дней, не нарушая общественного порядка. Тогда никто из не вытеснял с площади. Поэтому люди могли ожидать, что и на этот раз власти будут вести так же разумно. При этом ни у кого не было умысла на организацию насилия», — говорит адвокат Ужахов.

***

Асхаб Ужахов: «Подумайте, уважаемый суд, если бы целью организаторов митинга, было бы организация насилия против представителей власти, то почему они не организовали это раньше, когда на митинге было очень много людей? Почему столкновения произошли, когда митинг окончился и на площади было значительно меньше людей?»

Адвокат повторяет, что организаторы митинга стремились остановить насилия.

«Нет никаких доказательств того, что якобы экстремистское сообщество было создано для организации насилия против представителей власти. В ходе всех митингов до 27 марта не было ни одного случая насилия», — напоминает Ужахов.

***

Адвокат доказывает, что Малсаг Ужахов, как и другие члены Совета тейпов ингушского народа, имели полное право называть действия руководства Ингушетии незаконными. Никакого экстремизма в таких утверждениях нет. 

Говоря о якобы конспирации, Асхаб Ужахов отмечает, что у его подзащитного изъяли телефон. На нем не было пароля, из мессенджеров там был только WhatsApp.  Следствие изучило все содержимое телефона, но его заинтересовали только два входящих сообщения. Это были вирусные призывы, которые тогда массово рассылались в республике, их можно найти в телефонах любого жителя Ингушетии.

«В чем же тогда заключается конспирация создателя "экстремистского сообщества", как назван в приговоре Малсаг Ужахов?», — спрашивает адвокат. 

***

По словам Асхаба Ужахова, материалы дела, если их оценивать объективно, дают серьезные основания для привлечения к уголовной ответственности сотрудников силовых ведомств и представителей власти, давших приказ на применении насилия против людей на площади в Магасе.

«Именно они должны были бы сейчас сидеть на скамье подсудимых, а не те семеро, в отношении вынесен неправосудный приговор. Именно действия этих представителей власти привели  к тяжким последствиям, к получению большим количеством людей травм, к дестабилизации ситуации в субъекте Российской Федерации. 

Я прошу суд сопоставить все доказательства обвинения, учесть их противоречие друг другу, сопоставить с доказательствами зашиты. И после этого принять решение. Малсаг Ужахов не виновен», — говорит адвокат. 

Полное выступление Ужахова читайте здесь.

Суд объявил перерыв до завтра, 30 июня.

Поделиться в социальных сетях