Юристки Центра «Мемориал» отправили спецдокладчице ООН по Беларуси обращение по делу Екатерины Яньшиной

07 СЕНТ. 2023

Preview Image

Екатерина Яньшина

Юристки Центра «Мемориал» отправили спецдокладчице ООН по ситуации с правами человека в Беларуси Анаис Марэн обращение с описанием дела Екатерины Яньшиной. 

В январе 2023 года Яньшина прилетела из России в Минск как независимая наблюдательница на заседание по уголовному делу против правозащитников из беларуского правозащитного центра «Вясна». Сразу после заседания Яньшину задержали, обвинили в мелком хулиганстве и посадили в изолятор в Окрестина на 15 суток. В Беларуси это место известно пытками и камерами для «политических» заключённых.

В обращении юристки отметили, что представители власти Беларуси нарушили права Яньшиной на справедливое судебное разбирательство и реализацию своих прав на свободу мнений и их выражения. В изоляторе Екатерина находилась в пыточных условиях.

Незаконное задержание

Правонарушения, вменяемого Яньшиной, так и не произошло, указывают юристки в обращении. Екатерину внезапно задержали сначала судебные приставы, а затем люди в штатском, которые так и не объяснили причины и правовые основания задержания. 

«Преступление» изобрели при задержании. Милиционеры, которые доставили Яньшину в Московский РУВД Минска, не объяснили основания задержания и права. Саму подозреваемую даже не допрашивали о якобы совершённом правонарушении. 

Юристы отмечают, что право на справедливое судебное разбирательство было грубо нарушено — на момент заседания по придуманному правонарушению Яньшину уже поместили в Окрестина. В заседании она участвовала по Скайпу через тюремный ноутбук, размещенный в шумном, переполненном людьми коридоре Окрестина. Ей не дали проконсультироваться с адвокатом наедине перед заседанием. Более того, Яньшина видела своего адвоката только один раз в Скайпе — для подготовки апелляционной жалобы адвоката в Окрестина не пустили. Екатерине не сообщили ни о факте подачи апелляционной жалобы, ни о дате апелляционного слушания — оно прошло, пока та была в изоляторе. Ни на первом, ни на апелляционном заседаниях не было прокурора, и оба судьи взяли на себя как роль обвинения, так и правосудия. 

Единственный свидетель, сотрудник РУВД Сергей Парфианович, сообщил, что Яньшина вела себя «вызывающе» в здании Ленинского районного суда, и ему пришлось её задержать и доставить в Московское РУВД — там Екатерина якобы продолжила «вызывающее» поведение. Когда Яньшина попросила суд запросить видеозаписи с камер внутри здания Московского РУВД, судья отклонила ходатайство — якобы именно в том кабинете, где находилась задержанная, камер не было. Когда же Яньшина попросила истребовать видеозаписи с камер в здании Ленинского районного суда, судья отклонила и второе ходатайство — она заявила, что «предметом рассмотрения является не её поведение в суде, а её поведение в РУВД». 

В марте 2023 года беларуского адвоката Екатерины лишили адвокатского статуса, после чего в её доме провели обыск, а самого адвоката оштрафовали за «распространение экстремистских материалов». 

Юристки ЦЗПЧ указывают, что Яньшину преследовали из-за реализации своих прав на свободу мнений и их выражения, в частности, из-за ее журналистской деятельности, связанной с правами человека. Проще говоря, Екатерину наказали за освещение «политических» дел в Беларуси. По словам Яньшиной, одна из целей задержания — отрезать общественность от любого освещения дела «Вясны».

Пытки

В обращении юристы указали, что в изоляторе «Окрестина» Яньшиной угрожали за отказ сообщить пароли к телефонам. Её поместили в крошечную камеру для «политических» преступников вместе с 15 другими заключенными. В камере была только одна двухъярусная кровать без матрасов, подушек и одеял. Свет горел круглосуточно. Ночью заключённых будили каждые 2 часа, заставляли вставать и отзываться на фамилии. В дневное время лежать запрещалось. 

Заключённым не разрешали иметь или получать в посылках любые вещи, включая зубные щетки, зубную пасту, туалетную бумагу, запасную одежду или запасное нижнее белье и лекарства. «Политических» заключённых намеренно поместили вместе с несколькими бездомными, от которых исходил невыносимый запах. Камера кишела клопами и почти не проветривалась. 

Из-за отсутствия вентиляции все заключенные камеры заболели COVID-19, в том числе и Яньшина — она заразилась на третий день заключения. Несмотря на кашель и высокую температуру заключённых, врачи никого не осматривали и не давали лекарств. 

На что повлияет обращение? Комментирует юристка ЦЗПЧ Тамилла Иманова

Тамилла Иманова

Беларусь никогда не состояла в Совете Европы, и как следствие, не была подчинена механизму ЕСПЧ. Поэтому механизм ЕСПЧ для жалующихся на действия этого государства закрыт. Идём в сторону юридических и квазиюридических механизмов ООН. 

В системе ООН нам доступны комитеты по надзору за исполнением международных договоров — Комитет по правам человека, Комитет против пыток, Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин и другие. Они могут принимать индивидуальные жалобы от граждан против государств, только если эти государства приняли компетенцию этих Комитетов.

Также в системе ООН существуют специальные докладчики по тематикам или по конкретным странам, а также рабочие группы по тематикам. На них «согласие» государства не требуется — это независимые эксперты, назначенные Советом по правам человека ООН. Спецдокладчики принимают индивидуальные жалобы и обращения, а также сами мониторят свою страну или тематику, и затем публикуют доклады и подсвечивают проблемные зоны.

Вернёмся к Беларуси. На сегодняшний день ей доступен только один Комитет ООН — по ликвидации дискриминации в отношении женщин — из Комитета по правам человека Беларусь вышла в феврале 2023-го. К счастью, уже больше 10 лет Советом по правам человека ООН учреждён мандат Специального докладчика по вопросу о положении в области прав человека в Беларуси. Спецдокладчик по стране проводит мониторинг ситуации в области прав человека и дает рекомендации по ее улучшению, и, помимо прочего, ежегодно готовит доклады для Совета по правам человека и Генеральной Ассамблеи. К сожалению, спецдокладчик не может опубликовать какое-то обязательное к исполнению решение, но может «опубличить» ситуацию, обратить на неё внимание Совета по правам человека ООН.

Арест нашей коллеги и единомышленницы Кати не был чем-то сверхъестественным и ранее не виданным для Беларуси. Напротив, как она сама говорила в интервью «Адвокатской Улице», «с этим сталкиваются тысячи беларусов». К сожалению, мы думаем, наше обращение станет для спецдокладчицы Анаис Марэн ещё одной каплей в море подтверждённых нарушений прав человека в Беларуси.

Поделиться в социальных сетях