Сообщивший о подброшенных наркотиках и оружии дагестанский активист до сих пор не получил текст приговора

09 ЯНВ. 2024

Preview Image

Эдуард Атаев

В ноябре 2022-го дагестанского активиста Эдуарда Атаева приговорили к 6,5 годам лишения свободы по делу о хранении оружия и наркотиков. Он настаивал, что их ему подбросили, а также сообщил о пытках. Прошло уже больше месяца со дня приговора, однако Атаев и его адвокаты до сих пор не получили полный текст приговора и поэтому не смогли подать аргументированные апелляционные жалобы. Рассказываем, о чем говорил активист в своем выступлении в прениях.

О деле Атаева

22 ноября 2023 года Хасавюртовский районный суд приговорил общественного активиста из Дагестана Эдуарда Атаева к 6,5 годам лишения свободы по обвинению о хранении оружия, взрывчатых веществ (ч. 1 ст. 222.1 УК) и наркотиков (ст. 228 УК). С момента задержания в конце марта 2022-го Атаев находится в СИЗО-3 Хасавюрта. 

Атаев и его защитники считают, что его преследуют из-за политической деятельности, а уголовное дело в отношении него сфабриковали. На судебных заседаниях они заявляли о многочисленных нарушениях закона в ходе следствия, о пытках, подброшенных наркотиках и оружии.

Атаев был организатором и активным участником независимого наблюдения на выборах различных уровней в Дагестане, боролся с нарушениями, которые допускали члены участковых избирательных комиссий и должностные лица, неоднократно обращался в суд с исками о фальсификациях на выборах. Активист критиковал местные власти, проводил одиночные пикеты в центре Махачкалы — например, с плакатом «Хасавюртовский район под контролем преступной группировки». Также Эдуард Атаев был представителем движения «Голос» в Дагестане, руководителем представительства партии «Парнас», координатором местного штаба Алексея Навального, критиковал действия России в Украине.

Аргументы защиты

22 ноября в прениях Атаев указал на многочисленные процессуальные нарушения в ходе следствия, нестыковки в датах, отсутствие подписей и печатей в юридически значимых документах.

Также Атаев обратил внимание на давление со стороны следователей и на то, что они исключали из дела значимые доказательства его невиновности. В удовлетворении ходатайств ему отказывали, а жалобы оставляли без рассмотрения. Так, Атаев ходатайствовал об истребовании записи камеры видеонаблюдения, которая могла подтвердить незаконность действий сотрудников полиции во время обыска. Но следователь Махмудов не получил видеозапись, тем самым лишил активиста важного доказательства. Эдуард Атаев узнал об этом только во время ознакомления с материалами дела — когда следствие уже закончилось.

Активист подчеркнул, что проверка информации о якобы его причастности к сбыту наркотиков была лишь поводом для начала преследования. На самом же деле ЦПЭ начал собирать информацию о нем раньше, чем появилось такое поручение от следователя. Истинной причиной уголовного преследования Атаева было желание прекратить его общественную деятельность, считает он. Более того, выяснилось, что ответы на запросы в избирательную комиссию и психоневрологический диспансер сфабриковали.

Кроме того, Атаев напомнил, что его лишили юридической защиты: в ходе обыска и допроса следователи Гаджиметов и Махмудов не предоставили ему возможность вызвать адвоката. Во время обыска активист не мог контролировать происходящее в его доме, и у полицейских была возможность подбросить незаконные предметы.

Также следователи Гаджиметов и Махмудов не предприняли никаких действий для проверок заявлений Атаева о пытках.

Обысками и пытками руководил неизвестный человек, которого даже не внесли в протокол. Активист подавал многочисленные ходатайства об установлении личности, о проведении очных ставок — но следователи ничего не предприняли. Более того, ходатайства, жалобы и заявления исчезли — и их не приобщили к материалам дела, указал активист.  

Эдуард Атаев уверен, что его преследуют по политическим мотивам. Среди аргументов он указал показания главы села Эндирей Абсаламова по делу. Ранее во время выборов Атаев выявлял факты незаконных действий Абсаламова, обращался в избирательную комиссию и Следственный комитет из-за фальсификаций на выборах.

Адвокат Гададов указал, что недопустимо использовать в качестве доказательств взрыво-техническую, биологическую и физико-химическую экспертизы и протоколы с их ознакомлением — так как в них есть серьезные нарушения.

Так, практически во всех протоколах ознакомления с назначением экспертиз есть отметки, что Атаев отказался от подписи. При этом в протоколах нет подписей защитника, законного представителя или понятых, которые подтвердили бы содержание протокола и то, что Атаев их не подписал. В суде Атаев пояснил, что ему вообще не предоставляли эти протоколы. 

В материалах дела нет протоколов ознакомления с заключением экспертиз — поэтому протоколы ознакомления с назначением экспертиз и заключения не имеют юридической силы. Атаев не ознакомился с  заключениями и не мог их обжаловать. 

Также есть нарушения и в оформлении сопроводительных писем следователя Гаджиметова о проведении экспертиз — нет входящих и исходящих номеров, даты получения и отправления. Зато в письмах есть отметки, что некий Хайрулаев получил объекты в двух пакетах и не более. При этом непонятно, кто такой Хайрулаев, когда и что он получил. 

Кроме того, непонятно, на основании какого решения Хайрулаев проводил экспертизу — из документов следует, что он получил два черных пакета без описания содержимого, но нет постановления следователя с вопросами.

Защитник также обратил внимание на то, что в материалах дела есть заключение физико-химической экспертизы, которую проводила единолично эксперт Мертемьянова. Однако следователь выносил постановление о проведении комплексной экспертизы, которая требует участия экспертов разных специальностей.

Несмотря на все аргументы, судья Хасавюртовского районного суда Султан Азизов приговорил Эдуарда Атаева к 6,5 годам лишения свободы.

Ниже — полный текст выступления Атаева и тезисы выступления адвоката Гададова.

Полное выступление Эдуарда Атаева в прениях:

Незаконные предметы, вещества, появились в моём домовладении с приходом полицейских с обыском ко мне в дом. Об этом мной в первый же день заявлено в следующих процессуальных документах по моему уголовному делу: в протоколе обыска, в протоколе задержания <в качестве> подозреваемого, в моих показаниях следователю Гаджиметову, в моих показаниях следователю Махмудову.

В обосновании своих слов привожу следующие аргументы, факты, основания, доводы.

Чтобы проникнуть в моё домовладение, требовалось получить разрешение на обыск — как оно было получено?

5 февраля 2022 года следователем Гаджиметовым возбуждены уголовные дела по признакам преступлений, предусмотренных ч.4 ст.228.1 УК РФ в отношении Муртазалиева и Измутдинова. 23 марта 2022 года следователь Гаджиметов обращается к начальнику ЦПЭ по Республике Дагестан полковнику полиции Сайпулаеву с поручением о производстве отдельных следственных действий. В данном поручении есть исходящая регистрация и номер регистрации, но о том, что оно направлено, но сведения о том, что начальник ЦПЭ данное поручение получил, отсутствуют. Все данные указывают на то, что он не получал данное поручение.

Что неудивительно, как быстро по времени получил разрешение на обыск следователь Гаджиметов. Приведу хронологию, как и с какой скоростью 23 марта 2022 года следователем получалось разрешение на обыск. 23 марта 2022 года следователь Гаджиметов обращается к начальнику ЦПЭ МВД по Республике Дагестан с поручением о производстве отдельных следственных действий. В тот же день на имя временно исполняющего начальника ОПЭ с дислокацией в городе Хасавюрт Центра противодействия экстремизму составлены рапорта оперуполномоченных Салимханова, Алхуватова, Гаджиева и Сайдуллаева о возможной причастности Атаева к наркотической сделке. В тот же день следователь Гаджиметов допрашивает данных оперуполномоченных как свидетелей. В тот же день 23 марта 2022 года в 17:30 следователь Гаджиметов обращается в суд и получает разрешение на обыск.

Есть большие сомнения, что физически за такой период времени можно успеть провести столько процессуальных действий.

После поручения следователя Гаджиметова начальнику ЦПЭ МВД по Республике Дагестан на имя временно исполняющего начальника <отдела> с дислокацией в городе Хасавюрт Центра противодействия экстремизму Мадаева оперуполномоченными составляются рапорта, где впервые появляется моя фамилия по якобы возможной причастности моей к сделке по сбыту наркотиков. В данных рапортах нет исходящих и входящих номеров, нет резолюции, адресации и регистрации. И мы наблюдали в суде то, что после того, как эти материалы уголовного дела поступили в суд, в рапортах появились надписи «Разрешаю», в то время как на стадии получения разрешения на обыск моего домовладения, на стадии следствия (следствие проходило в УМВД России по Хасавюртовскому району) данной надписи не было — это и есть факт фальсификации процессуальных документов.

Следователь Гаджиметов дал поручение начальнику ЦПЭ МВД по Республике Дагестан Сайпулаеву, однако рапорта оперуполномоченные пишут на имя Мадаева — на каком основании абсолютно непонятно. Также неизвестно, каким образом и в каком порядке данные рапорта оперуполномоченных оказались в распоряжении следователя Гаджиметова — нет этих данных в материалах уголовного дела.

Верховный суд Республики Дагестан в своём апелляционном постановлении обратил внимание на то, что Хасавюртовский районный суд при разрешении на обыск в моём домовладении, исследовав в судебном заседании все представленные материалы, в основу вынесенного решения, разрешения на обыск, положил лишь идентичные между собой по своему содержанию рапорта оперативных сотрудников от 23 марта 2022 года, составленные в адрес временно исполняющего начальника ОПЭ с дислокацией в городе Хасавюрт Центра противодействия экстремизму МВД по Республике Дагестан Мадаева, на которых отсутствует — это вот Верховный суд тоже указывает — на которых отсутствует какая-либо регистрация или резолюция руководителя, из которых не следует, каким образом и в каком порядке они оказались в распоряжении следователя. Таким образом, указано в апелляционном постановлении Верховного суда Республики Дагестан, Верховный суд приходит к выводу, что в ходе судебного разбирательства по рассмотрению ходатайства следователя Гаджиметова о производстве обыска в моём жилище судом первой инстанции были допущены такие нарушения закона, которые искажают саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

В направляемых начальником ЦПЭ МВД по Республике Дагестан Сайпулаевым материалах о результатах проведения оперативно-розыскных мероприятий — и я здесь указал номер, это номер, в отношении которых по наркотической сделке, по этому уголовному делу, возбуждённому в следственном отделе МВД России по Хасавюртовскому району, по признакам преступления, предусмотренного ст.228.1 ч.4 в отношении Муртазалиева и Измутдинова, приложены справки. Это вот материалы, проведённых в отношении меня оперативных мероприятия: приложены справка Избирательной комиссии Республики Дагестан и справка РПНД. Напомню, следователь Гаджиметов 23 марта 2022 года дал поручение начальнику ЦПЭ МВД по Республике Дагестан — 23 марта 2022 года, в тот же день, начальник ЦПЭ направляет в адрес следователя справку Избирательной комиссии Республики Дагестан и справку РПНД. Запросы в РПНД, Избирательную комиссию Республики Дагестан от имени начальника ЦПЭ датируются 22 числом, «22 марта 2022 года» — то есть получается, что информация в отношении меня собиралась ранее, чем поручение, которое следователь Гаджиметов дал. Это получилось раньше, чем в рапортах оперуполномоченных вообще появилась информация о возможной моей причастности к сбыту наркотиков. Запросы, получаются, 22-го — а вообще впервые моя фамилия, получается, появилась только 23-го числа.

Адвокат Гададов в судебном заседании заявил, что он находился в РПНД — это Республиканский психоневрологический диспансер по Республике Дагестан — 16 мая 2022 года лично и, как ему стало известно, такого запроса они не получали. Также ему вот в этом Республиканском психоневрологическом диспансере проинформировали, что у них нет такой печати «для документов», там имеется лишь гербовая печать, которую непосредственно ставит главный врач РПНД по Республике Дагестан Абдуллаева. Также нет информации, кто подписывал ответ РПНД, кто несёт ответственность за этот ответ, какой врач и кто по должности. А также в запросе и ответе в РПНД значится исполнителем оперуполномоченный Малалиев, однако в ходе судебного заседания при допросе Малалиев на вопрос, является ли он исполнителем этого данного запроса в РПНД, ответил отрицательно, он сказал: «Я не отправлял этот запрос».

Также запрос в Избирательную комиссию Республики Дагестан, как и ответ от неё, датируется 22-м числом, 22 марта 2022 года, в то время как поручение от следователя Гаджиметова поступило только 23-го числа, 23 марта. В ходе судебного заседания адвокат Гададов заявил, что данная подпись не является подписью заместителя председателя Избирательной комиссии Республики Дагестан Гусаева. Гусаева он знает, он является ему близким родственником и знает, как выглядит его подпись.

Приведённые доводы, аргументы факты говорят о том, что документы сфабрикованы.

В тот же день 23 марта 2022 года следователь Гаджиметов опрашивает вышеуказанных оперуполномоченных, чьи рапорта положены в основу разрешения на обыск в качестве свидетелей. В материалах дела отсутствуют повестки о вызове данных свидетелей на допрос к следователю. Согласно УПК, свидетелям должны быть направлены повестки, в которых должно быть указано, в рамках какого уголовного дела, в качестве кого вызывается данное лицо. В материалах дела этого нет. Поэтому к данным протоколам допроса свидетелей прошу отнестись критично и признать их недопустимыми. Также следователь Гаджиметов не задаёт конкретизирующие вопросы, есть ли подтверждающие хотя бы косвенные доказательства причастности Атаева к сбыту наркотиков, все пояснения лишь на уровне предположения. 

В тот же день 23.03.2022 года в 17:30 следователь обращается в суд за разрешением на обыск. 24.03.2022 года следователь Гаджиметов даёт поручение начальнику ЦПЭ МВД по Республике Дагестан Сайпулаеву о производстве обыска в моём домовладении — в данном поручении нет электронной подписи следователя, нет истории, нет штрих-кода, исходящей регистрации. О том, что начальник ЦПЭ получил данное поручение, нет никаких сведений — это указывает на то, что начальник ЦПЭ МВД по РД не получал данного поручения. Уточню, что следователь Гаджиметов работает в Хасавюрте, а начальник ЦПЭ МВД по Республике Дагестан в Махачкале.

На каком же основании приказа, поручения, должностные лица, указанные в протоколе обыска, пришли ко мне с обыском? В материалах уголовного дела нет ни одного документа, который уполномочивал бы лиц, указанных в протоколе обыска, производить обыск в моём домовладении. Данные должностные лица — это те, кто пришли с обыском в моё домовладение — это оперуполномоченные Гаджиев, Салимханов, Маллалиев, Алхуватов. 

Приведённые факты, аргументы, доводы обосновывают мои слова о том, что незаконные предметы появились у меня с приходом полицейских ко мне с обыском.

Мои слова о том, что я не имею никакого отношения к наркотической сделке по уголовному делу, по которому у меня произвели обыск, подтверждает и сам следователь Гаджиметов. Следователь Гаджиметов через 3 дня после проведённого обыска 29 марта 2022 года выносит постановление (том 1, лист дела 159-160) о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела, в котором устанавливает, цитирую, «в ходе предварительного следствия было установлено, что Атаев не имеет связи с Измутдиновым и Муртазалиевым» — это люди, якобы я с ними связан с этой наркотической сделкой, а именно о моей возможной связи с этими людьми у меня был произведён обыск. Обыск проведён без наличия достаточных данных полагать, что в моём домовладении находятся незаконные предметы. Тем самым нарушена статья 182 УПК РФ, произведённым незаконным обыском нарушена гарантированная мне Конституцией РФ неприкосновенность жилища.

Уважаемый суд, в ходе проведения обыска были нарушены мои права: мне не дали возможность вызвать адвоката, о чем указано обыска; при составлении протокола обыска не все участвующие в обыске лица были включены в протокол обыска, несмотря на мою просьбу и требования, о чем указано в протоколе обыска. В частности, в протокол обыска не включено лицо, на которое я указывал непосредственно, так как считаю его непосредственно руководившим обыском. Далее, после обыска по дороге в УМВД России по Хасавюртовскому району это же лицо руководило пытками в отношении меня, о чем в этот же день мною заявлены показания следователям Гаджиметову и Махмудову. 

Оперуполномоченные на допросе в суде подтвердили, что в домовладении я находился один. Физически контролировать входы во все комнаты я не мог. Также в связи с тем, что с первых же минут обыска рядом со мной находились 2-3 сотрудника в камуфляжной форме, чьим приказом я подчинялся. В протоколе обыска мной указано, что комната, где якобы нашли незаконные предметы какое-то время была без моего присмотра. Присутствие при обыске в крайней слева комнате (она на схеме указана как спальня) — эта комната обыскивалась в первую очередь, я не мог контролировать вход в комнату, где позже якобы нашли незаконные предметы. В протоколе обыска указано, что вход в комнату, где были найдены незаконные предметы, был какое-то время без моего присмотра при обыске. Ничего обратного ни следствие, ни прокуратура в противовес данному обстоятельству не представила. В ходе судебного следствия оперуполномоченный Гаджиев, проводивший обыск, подтвердил, что при обыске спальни через определённое время сотрудники меня вызвали, чтобы я закрыл дверь, ведущую в комнаты, в одной из которых далее при обыске, и нашли незаконные предметы. Это в спальне было, долгое время проходил обыск, и только по прошествию длительного времени меня вызвали, чтобы я закрыл дверь в ту комнату. Также в ходе судебного следствия оперуполномоченные подтвердили, что пока проходил обыск в комнате (это зал по схеме), дверь в моё домовладение (это вообще общий обход домовладения) была открыта, которая является входом и в прихожую комнату, где уже после проведённого обыска в ходе повторного обыска было найдено наркотическое вещество. Дверь была открыта — вход не был под моим контролем, в том числе и не был под визуальным контролем.

26.03.2022 года после обыска я под конвоем был доставлен в кабинет следователя Гаджиметова. Когда следователь Гаджиметов собрался меня допрашивать, я попросил его дать мой телефон, чтобы я мог вызвать себе адвоката. Однако он отказался дать мне мой телефон для вызова адвоката, вследствие чего мне пришлось давать показания без адвоката. В своих показаниях я сообщил Гаджиметову о совершенных в отношении меня пытках при доставлении после обыска к нему в кабинет, которые произошли, вот эти пытки произошли непосредственно перед тем, как меня завели к нему в кабинет, однако следователь Гаджиметов на это никак не отреагировал. Им составлено множество рапортов об обнаружении признаков преступления, в которых он заявляет о совершенных мною преступлениях, но о совершённом в отношении меня преступлении следователь Гаджиметов предпочёл умолчать. Считаю данные действия Гаджиметова незаконными, преступными. Это есть факт сокрытия преступления.

Следователь Гаджиметов допрашивал меня как свидетеля, однако вызов свидетеля на допрос, согласно статьи 188 УПК совсем иной, в отличие от того, как меня доставили к нему в кабинет, о чем прекрасно знал следователь Гаджиметов. После моего заявления о пытках следователь Гаджиметов не назначил судебно-медицинскую экспертизу, как и освидетельствование. Во время обыска у меня были изъяты телефоны, ноутбук и другие электронные носители. Обыск был произведён о возможной моей связи к сбыту наркотиков Измутдинову и Муртазалиеву, но следователем Гаджиметовым не произведено исследование изъятых телефонов, электронных носителей — вообще не произведено ничего на предмет связи к сбыту наркотиков. Это говорит, что он прекрасно знал, что я не имею отношения к этой сделке, что понятно, для чего делался этот обыск. Спустя несколько часов после допроса меня следователем Гаджиметовым я был допрошен следователем Махмудовым. Следователь Махмудов, как и Гаджиметов, отказался дать мне мой телефон для вызова адвоката, поэтому мне пришлось искать другой способ для звонка, но нужные мне номера были записаны в моём телефоне. Поэтому другой способ не дал мне результата. Следователю Махмудову как и следователю Гаджиметову мною было заявлено о совершенных в отношении меня пытках. Следователь Махмудов, как и следователь Гаджиметов, никак не отреагировал на моё заявление о совершённых в отношении меня пытках, не составил рапорта об  обнаружении признаков, не произвел нужных действий для проверки моего заявления и так далее.

В то же время следователь Махмудов оказался более изощрённым, чем следователь Гаджиметов. Моё заявление о пытках, совершенных в отношении меня, он представил так, как будто мной заявлено ходатайство и вынес постановление об отказе. Данное постановление 04.04.2022 года мной было обжаловано путём подачи в Хасавюртовский районный суд Республики Дагестан жалобы в порядке статьи 125. Данная жалоба Верховным судом Республики Дагестан возвращена для рассмотрения в ходе судебного следствия, и на данный момент она в ходе судебного следствия, как и другие по 125-й мои поданные не рассмотрены.

В первый же день моего задержания при допросе меня следователем Махмудовым. 26.03.2022 года мной на его имя подано ходатайство (том 1, лист дела 106). В данном ходатайстве я заявил об изъятии записей камер видеонаблюдения, установленных на сторожевом здании спортзала. В данном ходатайстве я указал, что камеры на сторожевом здании направлены в сторону моих ворот и то, что спортзал находится рядом с моим домом, также указал дату и время видеозаписи за 26.03.2022 года, с 5 утра до 10 утра. В этом спортзале и сторожевом здании я бываю, и я знаю, куда эта камера направлена — они направлены прямо на мои ворота во двор. В своём постановлении (том 1, лист дела 138) на данное ходатайство от 28 марта 2022 года следователь Махмудов полностью удовлетворил моё ходатайство, заявив в своём постановлении, цитирую, «рассмотрев данное ходатайство, прихожу к выводу о том, что при обнаружении видеозаписи с видеокамеры наружного наблюдения, расположенной напротив домовладения» (и здесь указан адрес моего домовладения), то запись в последующем будет изъята, изъята и осмотрена. Следователь только на словах удовлетворил данное моё ходатайство, на самом деле следователем сделано все, чтобы не изъять указанные в моём ходатайстве видеозаписи. Следователь не обратился к непосредственным структурам, являющимся собственниками данных камер. Насколько мне известно, данная спортшкола относится к Министерству спорта по Республике Дагестан. О том, что следователь не обратился к собственникам видеокамеры, я узнал только в ходе ознакомления, уже когда следствие закончилось, в ходе ознакомления с материалами уголовного дела, это 10.06.2022 года. Следователь Махмудов в ходе своего опроса глава администрации МО села Эндирей Хасавюртовского района задаёт вопросы про камеры футбольного поля и камеры наружного наблюдения, тогда как в своём ходатайстве я говорю о камерах на сторожевом здании спортзала. В своих показаниях глава администрации муниципального образования села Эндирей подтвердил, что администрация села не имеет никакого отношения к спортшколе, и, насколько мне известно, футбольное поле тоже относится к ведению Министерства спорта Республики Дагестан. Не истребовав видеозаписи камеры видеонаблюдения, указанные мной в ходатайстве следователь Махмудов лишил меня следующих доказательств: то, что ворота в мой двор были закрыты и то, что во двор они проникли изначально не через ворота, хотя проводившие обыск люди утверждают об обратном. Он меня лишил доказательств того, что в обыске участвовало множество лиц, не включённых в протокол обыска, в том числе и лицо, которое, я считаю, руководило обыском и не включённое в протокол обыска. В протокол обыска это лицо не включено при непосредственном моём обращении к Алхуватову при составлении протокола обыска. Как я указал в своих показаниях, это же лицо руководило совершёнными пытками в отношении меня. Он лишил меня доказательства того, что сотрудники подразделения «Гром» заходили и выходили на территорию моего домовладения, а не как утверждают оперуполномоченные, они только оцепили домовладение.

В своём постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Атаева Эдуарда Абдуллаевича следователь Махмудов заявляет, что он установил, что Атаев в неустановленное время в неустановленном месте незаконно приобрёл у неустановленного следствием лица пистолет, патроны, ручную гранату и далее с неустановленного времени хранил по месту жительства. Уважаемый суд, никем не доказано, никем не установлено, ни в ходе оперативно-розыскных мероприятий, ни в ходе следствия, ни в ходе судебного следствия, что я у кого-то приобретал и хранил указанные незаконные предметы.

В том же постановлении следователь Махмудов заявляет, что он установил, что Атаев в неустановленном время в неустановленном месте незаконно приобрёл у неустановленного лица наркотическое средство каннабис, марихуана массой 45 грамм и, храня при себе, незаконно перенёс в своё домовладение. Никем не доказано, не установлено, что я у кого-то приобрёл указанное наркотическое средство и, храня при себе, перенёс в своё домовладение, а следователь преподносит в материалам дела, как это уже как доказанный факт.

Как я говорил ранее, не изъяв видеозаписи камеры видеонаблюдения спортшколы, следователь лишил меня доказательств об участии лица, руководящего обыском и не включённого в протокол обыска. Действия по сокрытию данного лица следователь продолжил и при подаче мной двух ходатайств. Это ходатайство об установлении данного лица и ходатайство 04.04.2022 года, когда я обратился с ходатайством к следователю, в котором не исключил, что сотрудник полиции, не включённый в протокол обыска, является начальником ЦПЭ МВД по Республике Дагестан или одним из его заместителей, и попросил установить данного сотрудника, и также попросил провести с указанными лицами, присутствие которых я не исключаю при обыске и не включённых в протокол обыска. Я попросил очную ставку провести. Первое ходатайство было провести очную ставку с начальником ЦПЭ и его заместителями, a второе ходатайство было об установлении лица. Однако в постановлении о полном отказе в удовлетворении ходатайства (том 2, лист дело 203-204) следователь неправильно излагает то, о чем я обратился и неправильно представляет материалы дела. Следователь в своём постановлении представил так, как будто я прошу провести очную ставку с оперуполномоченными, проводившими обыск, в то время как я, приводя доводы, прошу провести очные ставки с начальником ЦПЭ и его заместителями.

Также в данном постановлении следователь устанавливает, что согласно материалам уголовного дела все сотрудники полиции, участвовавшие в ходе обыска в моём домовладении, вписаны в протокол. Данное заявление следователя Махмудова не соответствует действительности — на тот момент, как минимум в трех процессуальных документах указывается о лице, активно участвовавшем в обыске, но не включённом в протокол. Это протокол обыска моего владения, протокол моего допроса следователя Гаджиметова, протокол моего допроса следователем Махмудовым. Все эти три процессуальных документа составлены в день обыска 26.03.2022 года.

Второе ходатайство о предъявлении для опознания вот данного лица, который участвовал и руководил пытками, однако данное ходатайство отсутствует в материалах дела, и ответа на него я не получил. Об отсутствии данного ходатайства я указал в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела. В поданной жалобе в ходе судебного следствия мною представлены факты, что ответ в суд начальника следственного отдела УМВД России по Хасавюртовскому району Хангереева, что моё ходатайство от 20 мая 2022 года исходящий номер 1655 в отдел МВД России по Хасавюртскому району, его ответ пришёл, что туда не поступило — он не соответствует действительности. Я вот жалобу, которую подал в суд, которая не рассмотрена по сей день, там документально показано, что Хангереев врал, он неправильно эту информацию преподнёс в суд.

Рассмотрев в целом действия следователей Гаджиметова и Махмудова можно утверждать, что их действия были направлены на незаконные и необоснованные обвинения меня в совершении преступления. В материалах уголовного дела имеется протокол моего ознакомления с материалами уголовного дела от 10.06.2022 года. В данном протоколе мной сделаны следующие замечания. Мной указано, что 10.06 мной подано ходатайство о повторном осмотре места происшествия, а именно входной двери в мой дом — этого ходатайства нет в материалах дела. Указано об отсутствии моего заявления о преступлении, поданного в дежурную часть УМВД России по Хасавюртовскому району от 26.03.2022 года. То же заявление о преступлении отсутствует в материалах уголовного дела. В заявлении указано о пытках в отношении меня, совершенных после обыска по дороге в отдел МВД. Отсутствует жалоба, поданная 04.04.2022 года, исходящий номер 248, в Хасавюртовский районный суд в порядке статьи 125 о признании бездействия руководителя УМВД, выразившегося в невыдаче ответа на моё заявление о преступлении от 26.03.2022 года. Указано об отсутствии в материалах дела моей апелляционной жалобы на постановление Хасавюртовского районного суда от 08.04.2022 года — апелляционная жалоба подана 13.04.2022 года, исходящий номер 1133. В материалах дела отсутствует моё ходатайство о предъявлении для опознания начальника ЦПЭ по РД — ходатайство от 20.05.2022 года, исходящий номер 1655. Указано об отсутствии решения, принятого по моим заявлениям о преступлении, поданным в Следственное управление СК РФ по РД по событиям, связанным 26.03.2022 года при обыске и при следовании в отдел полиции. Указано также, что не установлено лицо, руководившее в отношении меня преступлениями-пытками по пути в отдел МВД России и не включённое в протокол обыска.

На отсутствие процессуальных документов, указанное мной в протоколе ознакомления, а также мои заявления в ходе судебного следствия ни прокуратура, ни суд никак не отреагировали. В ходе судебного следствия мной подано письменно 5 жалоб, в которых заявлено о нарушении моих прав на защиту от незаконного и необоснованного обвинения — на сегодняшний день данные жалобы не рассмотрены судом.

Первая жалоба подана в связи с отсутствием в материалах уголовного дела моего ходатайства на имя следователя Махмудова от 20 мая 2022 года. Вторая жалоба подана в связи с отсутствием в материалах уголовного дела моего ходатайства на имя следователя от 10.06.2022 года о повторном осмотре места происшествия и невынесении постановления по данному ходатайству. Третья жалоба подана в суд об отсутствии материалов дела апелляционной жалобы, поданной мной мной 13.04.2022 года, исходящий номер 1133 на постановление Хасавюртовского районного суда от 08.04.2022 года, в этой же жалобе указано об отсутствии моей жалобы, поданной 04.04, исходящий номер 1040 в порядке 125 УПК РФ. 

Также мной указано, что указанная апелляционная жалоба Хасавюртовским районным судом не направлена в Верховный суд Республики Дагестан, и рассмотрение её вообще не состоялось. Четвертое — не рассмотрена моя жалоба, в которой мной приложен ответ из следственного отдела МВД России по Хасавюртовскому району от 15.06.2022, в котором следователь говорит о поступившем ему в моём ходатайстве. Мной в жалобе указано, что 14 июня материалы уголовного дела направлены в прокуратуру, в то время как следователь Махмудов говорит, что ему данное ходатайство поступило 15 июня, следовательно, данное ходатайство не приобщено к материалам уголовного дела, а также, что начальник следственного отдела УМВД России по Хасавюртовскому району Хангереев дал ответ, якобы данное ходатайство к ним вообще не поступало, из чего следует Хангереев ввёл суд в заблуждение, прикрывая незаконные действия следователя и нарушая мои права.

Пятая жалоба — не рассмотрена моя жалоба, поданная в суд в ходе судебного следствия, которой мной заявлено, что мною получен ответ из УМВД России по Хасавюртовскому району, в котором сказано, что ими 28 июня 2022 года поступили от меня ходатайства и заявления, за входящими номерами 6318, 6319, 6320, а так как в заявленной мной жалобе в суд 14 июня, материалы уголовного дела ушли в прокуратуру, мои ходатайства к ним поступили, как они говорят, 28 июня.

Вот эти ходатайства, они не были включены, приобщены к материалам уголовного дела. В связи с этим в жалобе, поданной мной в суд озвучена просьба об истребовании из УМВД России по Хасавюртовскому району, поступившего 28.06 от меня ходатайство. Указанные жалобы были поданы в ходе судебного следствия, но не были рассмотрены судом, тем самым нарушены мои права на защиту от незаконного и необоснованного обвинения.

В ходе судебного следствия были допрошены оперуполномоченные. Показания оперуполномоченных не только в большей части не соответствуют действительности, но и противоречат друг другу. В суде оперуполномоченный Салимханов заявил (он участвовал в обыске), что обыск в моем домовладении проводил следователь. Но следователей не было при обыске. Оперуполномоченный Гаджиев подтвердил, что он проводил обыск. Оперуполномоченный Алхуватов на вопрос, с какой целью они пришли с обыском, заявляет, что они пришли искать оружие, тогда как следователь искал то, что я имею к наркотической сделке отношение. В связи с тем, что Алхуватов давал показания в судебном заседании с пистолетом за поясом, вопросы я ему задавать отказался. В связи с данным нарушением ведения судебного заседания мной на имя председателя было подано заявление, которое было передано судье по данному уголовному делу. Данное заявление пока на данный момент не рассмотрено, о принятом решении я не проинформировал.

К материалам дела приобщена общественная характеристика за подписью главы села Эндирей — это ничто иное, как личное мнение Абсаламова, что подтверждается его показаниями при допросе в качестве свидетеля. Он, как свидетель обвинения, в  материалах, находящихся в  уголовном деле, даёт оценку моему поведению. В деле он идёт как свидетель обвинения, то есть Абсаламов выдаёт своё личное мнение, как за общественное. Заявляя, что я занимаюсь клеветой на сельчан, он не приводит ни одного доказательства о привлечении меня к административной или уголовной ответственности за клевету.

В ходе допроса в суде Абсаламов подтвердил, что ему неизвестно, что кто-либо из жителей села обращался в суды или в правоохранительные органы о привлечении меня к ответственности за клевету. В ходе допроса Абсаламов подтвердил, что я хожу наблюдателем на выборы — это и есть подтверждение того, что я занимаюсь общественной деятельностью. Считаю, что личная неприязнь Абсаламова ко мне связана с моей как раз-таки общественной деятельностью, противодействием фальсификации на выборах.

Так, в 2018 году на избирательном участке, где он был председателем нами выявлены факты незаконных действий. Наше обращение в Избирательную комиссию Республики Дагестан о незаконных действиях на избирательном участке, где председателем был Абсаламов, для проверки были переданы в Хасавюртовский межрайонный следственный отдел Следственного управления СК РФ по РД. Также неприязнь Абсаламова ко мне я связываю с моим активным участием в выборах сельских депутатов МО села Эндирей в качестве выдвижения своей кандидатуры в депутаты сельского собрания. Пресечение мной давления на независимых от районной администрации кандидатов. В настоящее время главу села избирает сельское собрание депутатов. Характеристика подписана Абсаламовым как должностным лицом — у меня вызывает большие сомнения, что это входит в его должностные полномочия.

Хочу обратить внимание суда, что в качестве свидетеля обвинения в данном уголовном деле заявлены Абсаламов и Микичев — это оперуполномоченный УМВД России по Хасавюртовскому району. В деле нет данных, что эти лица видели, что я занимаюсь противозаконной деятельностью. В своих показаниях Микичев (том 1, лист дела 109-112) говорит, что им проводились оперативно-розыскные мероприятия в рамках уголовного дела в отношении меня, возбуждённого 26 марта по признакам преступления статьи 222.1. Микичев утверждает, что в ходе мероприятия выяснилось, что Атаев в неустановленное время в неустановленном месте приобрёл ручную гранату РГД, взрыватель, храня при себе, принёс в свой дом. Далее утверждает в своих показаниях, что в неустановленное время до 6:20 26 марта Атаев хранил ручную гранату.

Показания Микичева не соответствуют действительности — все эти формулировки, где говорится о ручной гранате, появились после обыска в моём домовладении. Обыск проводился в рамках другого уголовного дела, возбуждённого в отношении меня, обыск проводился на возможную мою причастность к сбыту наркотиков и был разрешён на основании оперативно-розыскных мероприятий, проведённых сотрудниками ЦПЭ МВД по Республике Дагестан Салимхановым, Алхуватовым, Гаджиевым и Сайпулаевым, но никак не в результате мероприятий Микичева — он вообще в этом не участвовал. У меня проводили оперативно-розыскные мероприятия Центр противодействия экстремизму, и они же проводили обыски. Действиями и методами следователя Махмудова любого, кто заявляет, что Атаева не участвует в общественной жизни села и любого оперативника, кто ознакомился с материалами уголовного дела, можно заявить как свидетеля обвинения.

В ходе судебного предварительного следствия мною в Хасавюртовский районный суд Республики Дагестан было подано несколько жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ. Рассмотрение данных жалоб было прекращено в связи с тем, что дело было передано в суд для судебного разбирательства. 

На основании изложенного и руководствуясь статьями УПК РФ, это статьёй 6 часть 1 пункт 2, статья 9 часть 2, статья 7, статья 14, статья 15, статья 21 часть 2 (то, что следователи Гаджиметов и Махмудов, услышав от меня заявление о преступлении, совершённом в отношении меня, никак не отреагировали). А также руководствуясь Конституции Российской Федерации статьёй 49 часть 3, где сказано, неустранимые сомнения виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, также статьёй 21 пункт 2 Конституции Российской Федерации и на основании вышесказанного и приведённых статей УПК и Конституции Российской Федерации считаю, что решение суда об оправдании меня и признании, что я непричастен к совершению преступления, данное решение будет законным и справедливым.

Поделиться в социальных сетях