Материалы сюжета «Преследование Олега Орлова за антивоенную позицию»

Посмотреть сюжет

20 ФЕВР. 2024

«Фарс окончен». Как советские диссиденты отказывались участвовать в судах над собой

20 ФЕВР. 2024

Кратко рассказываем об отказах Сергей Ковалева, Александра Подрабинека, Татьяны Великановой, Вячеслава Бахмина и Анатолия Корягина.

Preview Image

Арест Александра Подрабинека, 1977 год.

На прошедшем 16 февраля в Головинском суде заседании по делу Олега Орлова о «повторной дискредитации армии» сопредседатель Центра «Мемориал» отказался защищать себя в неправосудном процессе. Он отказался от допросов свидетелей обвинения и так называемых «экспертов». Также Олег Петрович не стал ходатайствовать о допросе в суде свидетелей защиты и специалистов, которые могли бы привести доказательства несостоятельности обвинения, и запретил делать это своей защите. 

«Риски для тех, кто выступает в мою защиту, к сожалению, и так уже довольно реальны. Я не могу и не собираюсь повышать эти риски», — отметил правозащитник. Он лишь оставил за собой право на последнее слово.

Олег Орлов после заседания 16 февраля

Принимая такое решение, Орлов опирался на опыт некоторых правозащитников советской эпохи, которые отказывались от участия в заведомо неправосудных судебных процессах. Кратко рассказываем об отказах Сергей Ковалева, Александра Подрабинека, Татьяны Великановой, Вячеслава Бахмина и Анатолия Корягина. Источники: «Хроника текущих событий» и мемуары А. Подрабинека.

Сергей Ковалев

Сергей Ковалев в Чечне. 1995. Фото Томаша Кизны

28 декабря 1974 года по обвинению в «антисоветской агитации и пропаганде» (ст. 70 УК РСФСР) арестовали редактора «Хроники текущих событий», правозащитника Сергея Адамовича Ковалева, впоследствии председателя Российского «Мемориала». Процесс по его делу проходил с 9 по 12 декабря 1975 года в Вильнюсе в Верховном суде Литовской ССР. 

На одном из заседаний после судебного перерыва обратно в зал пустили только жену Ковалева Людмилу Бойцову, а всех остальных его друзей — нет. Тогда Ковалев заявил, что не останется в зале суда и не будет участвовать в судебном заседании, а также объявил голодовку. После этого суд постановил удалить Ковалева из зала, и дальнейшее разбирательство происходило без него. От последнего слова он отказался, правозащитника привезли в суд только на оглашение приговора. В итоге Сергея Ковалева приговорили к семи годам лишения свободы и трём годам ссылки. Заключение Ковалев отбывал в Пермских политлагерях и Чистопольской тюрьме, ссылку — на Колыме.

Александр Подрабинек

Александр Подрабинек, Усть-Нера, 1980 год.

В мае 1978 года Александра Подрабинека арестовали и обвинили в «заведомо ложных клеветнических измышлениях» на советский строй (ст. 190 прим УК РСФСР) за подготовку сборника «Карательная медицина» об использовании в СССР психиатрии для преследования инакомыслящих. По инициативе Подрабинека в 1977 году при Московской Хельсинкской группе была создана Рабочая комиссия по расследованию злоупотребления психиатрией в политических целях. На выездном заседании Мосгорсуда в Электростали Московской области Подрабинек после подачи ходатайств отказался от адвоката и сказал, что будет защищать себя сам. После некоторых препирательств суд удовлетворил это ходатайство.

Далее Подрабинек заявил, что в судебном заседании не соблюдены статьи уголовно-процессуального кодекса о гласности судебного разбирательства и всестороннем, полном, и объективном исследовании обстоятельств дела. Также правозащитник отметил, что прокурор и члены суда привержены коммунистической идеологии и вынуждены выполнять задания партии, чтобы не потерять работу — таким образом, они явно заинтересованы в этом деле.

На этом основании Подрабинек заявил отвод всему составу суда. Суд отклонил отвод. Тогда диссидент сделал следующее заявление:              

Александр Подрабинек

«Поскольку я не имею ни артистического таланта, ни юридического образования, то в том спектакле, который вы собираетесь разыгрывать, вам придется обойтись без моего участия. Я не гожусь даже на роль молчаливого статиста. Оставляю за собой право на последнее слово подсудимого и требую вывести меня из зала суда»

Суд пытался игнорировать требование правозащитника, но тот демонстративно курил, насвистывал, и когда начался допрос свидетелей, судья был вынужден удалить его из зала. При этом судья предупредил, что в любой момент Подрабинек может подать ходатайство и вернуться в зал. Подсудимый сразу же заявил, что хочет вернуться, когда настанет время произносить последнее слово. Однако в зал его вернули только на зачитывание приговора.

Александра Подрабинека приговорили к пяти годам ссылки в северо-восточной Сибири.

В 1980 году правозащитника арестовали в Якутии и снова обвинили его в «клевете на советский строй». 6 января 1981 Верховный суд Якутской АССР рассмотрел дело Александра Подрабинека. После того, как правозащитнику отказали в приглашении выбранных им адвокатов и в остальных заявленных ходатайствах, он отказался от участия в судебном разбирательстве, сохранив за собой право на последнее слово.

На этот раз приговор составил три года лагерей общего режима, а также шесть месяцев и 13 дней лагерей в зачет оставшейся ссылки. Наказание Подрабинек отбывал в уголовном лагере в Якутии, почти весь срок провел в штрафном изоляторе и в одиночной камере.

Татьяна Великанова

Татьяна Михайловна Великанова 

1 ноября 1979 года Татьяну Михайловну Великанову арестовали по обвинению в «антисоветской агитации и пропаганде» (ст. 70 УК). Многие годы Татьяна Михайловна координировала выпуск «Хроники текущих событий», была, по сути, её «исполнительным директором». 

Суд проходил с 27 по 29 августа 1980 года в Люблинском районном суде Москвы. Великанова отказалась принимать какое-либо участие в следствии и в суде. Среди немногих поводов, по которым диссидентка несколько раз обращалась к суду, был, например, отказ от назначенного адвоката. «Мне не нужен второй прокурор», — заявила правозащитница.

Также Великанова несколько раз требовала, чтобы в зал впустили ее друзей, выражая уверенность в том, что они находятся у дверей суда. На второй день процесса она попыталась зачитать свое заявление, в котором мотивировала отказ от участия в суде. Судья не разрешил ей этого сделать и предложил передать заявление в письменной форме.

Вот полный текст этого заявления:

Вот полный текст этого заявления:

«Я отказываюсь участвовать в процессе, т.к. считаю его, как и все предыдущие подобные процессы, противоправным. Как проходили все предыдущие процессы, мне хорошо известно. О моем — могу судить уже по следствию и обвинительному заключению.

Мне предъявили большое количество заявлений, обращений и т.д., а также двадцать шесть номеров журнала "Хроника текущих событий". Меня обвиняют в клевете. Это громадный материал, где приведены тысячи эпизодов, лиц... Я убедилась, что у следствия и суда нет и не было задачи исследовать этот материал. Объективный и беспристрастный анализ его, конечно, обнаружил бы ошибки, и не мало.

Но такой анализ выявил бы и другое: что журнал "Хроника текущих событий" — журнал отнюдь не клеветнический и цель его — максимально объективное и добросовестное изложение фактов нарушения законов органами власти и отдельными ее представителями, а также фактов противостояния людей этим нарушениям. Большая часть материала "Хроники", имеющаяся в моем деле, следствием не только не исследовалась, но тщательно обходилась. Из сказанного вытекают логически те процессуальные нарушения, которые сопровождают каждый такой процесс.

Например, я не знаю такого закона, по которому кто-то мог бы определить состав публики в зале суда. Я уверена, что такого закона нет и не может быть. И тем не менее каждый раз суд или какие-то другие неизвестные мне лица определяют не только то, кого нельзя допустить в суд, но и кого нужно пригласить. При этом допускаются любые способы помешать "нежелательным" лицам прийти в суд и даже подойти к суду, вплоть до задержания на улице и доставки в милицию по фиктивному обвинению, например, в краже чужой сумки. Так было со мной лично, так было много раз с другими людьми.

Я не верю в независимость суда. Я считаю, что все участники процесса — судья, заседатели, адвокат, прокурор — не могут, не смеют действовать согласно своей совести и закону. А если бы такие и нашлись, они не были бы назначены на этот процесс. В таком процессе я оказалась бы соучастником этого беззакония. Я уважаю закон и потому отказываюсь участвовать в процессе».

Помимо ходатайств и заявлений, Великанова не вступала с судом ни в какие отношения.

В ответ на предложение произнести последнее слово она лишь сказала: «Фарс окончен — ну, и окончен». Отбывала заключение в Мордовских политических лагерях, ссылку — на полуострове Мангышлак. В 1987 году во время «горбачевской амнистии» Великанова отказалась писать прошение о помиловании: «Сами меня сюда посадили — сами освобождайте».

Вячеслав Бахмин

Вячеслав Бахмин. Конец 1970-х годов

12 февраля 1980 года арестовали Вячеслава Бахмина, сегодня — сопредседателя Московской Хельсинкской группы. Его обвинили по «клеветнической» ст. 190 УК прим РСФСР за участие в Рабочей комиссии по расследованию злоупотребления психиатрией в политических целях. Процесс по делу правозащитника проходил с 22 по 24 сентября 1980 года в Люблинском районном суде Москвы.

Бахмин подал ряд ходатайств, почти все суд отклонил. Адвокат также заявил ходатайства. После этого диссидент отказался и от адвоката, и от участия в судебном следствии, где демонстративно молчал. Отказ от адвоката суд не принял.

В итоге суд приговорил Вячеслава Бахмина к трем годам лагерей общего режима. Наказание он отбывал в уголовном лагере в Сибири, где ему добавили новый срок по той же «клеветнической» статье.

Анатолий Корягин

Анатолий Корягин, 1970-е.

Психиатра Анатолия Корягина арестовали в феврале 1981 года за участие в Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях. Врача-психиатра, автора независимых экспертиз по делам диссидентов, помещенных властями в психиатрические больницы, обвинили по ст. 70 УК РСФСР в «антисоветской агитации и пропаганде» и в незаконном хранении огнестрельного оружия.  

Дело рассматривали с 3 по 5 июня 1981 года в Харьковском областном суде.

Корягин отказался отвечать на вопросы о своей личности. Также судья сообщил, что во время предварительного следствия диссидент отказался ознакомиться с обвинительным заключением и подписать его.

Он заявил: «Я не считаю себя виновным и отказываюсь говорить, так как это — не суд, а расправа за участие в Рабочей комиссии... Я желаю дать оценку обвинительному заключению и ответить на два вопроса: о содержании в тюрьме и о следствии — и выступить с последним словом...»

Анатолий Корягий

из стенограммы заседания

«Суд надо мной является не актом правосудия, а средством подвергнуть меня репрессиям за мои взгляды. Независимо от приговора, вынесенного мне, — а я знаю, что он будет суровым, — я никогда не приму ситуацию, которая существует в нашей стране, где психически здоровые люди помещаются в психиатрические больницы за стремление мыслить независимо. Я знаю, что меня ожидают долгие годы физической изоляции, унижения и осмеяния, но я иду на них в надежде, что это увеличит шансы других жить на свободе»

Анатолия Корягина приговорили к семи годам лагерей и пяти годам ссылки. Заключение отбывал в 37-й пермской зоне, откуда его затем перевели в Чистопольскую тюрьму.

Поделиться в социальных сетях