Материалы сюжета «Дело ингушской оппозиции»

Посмотреть сюжет

Адвокатская палата объявила замечание защитнику-дублеру на процессе по «ингушскому делу»

09 АВГ. 2023

Жалобу на «назначенца» подали один из подсудимых и его защитник

Preview Image

Заседание суда по «ингушскому делу» (фото: Дарья Корнилова)

В феврале апелляционный суд назначил всем фигурантам «ингушского дела» защитников-дублеров — несмотря на то, что у них есть свои адвокаты. Осужденные ходатайствовали об отказе от «назначенцев», дублеры заявили самоотвод. Но суд не согласился с этим, и защитники участвовали в процессе в удвоенном составе. По жалобам Мусы Мальсагова и его адвоката Магомеда Бекова палата возбудила дисциплинарное производство в отношении «назначенца». В итоге совет палаты объявил дублеру замечание. Беков недоволен решением и планирует его обжаловать.

Об «ингушском деле»

27 марта 2019 года в Магасе состоялся разгон митинга против изменения административной границы с Чечнёй. Он стал началом репрессий в отношении ингушской оппозиции. В результате против сотен участников народного протеста возбудили административные дела, против десятков — уголовные.

В декабре 2021 Кисловодский городской суд на выездном заседании в Ессентуках приговорил к срокам от 7,5 до 9 лет лишения свободы:
— Малсага Ужахова — председателя Совета тейпов ингушского народа;
— члена этого Совета Ахмеда Барахоева;
— Зарифу Саутиеву — бывшую заместительницу директора республиканского «Мемориального комплекса жертвам репрессий»;
— Мусу Мальсагова — председателя ингушского отделения «Российского красного креста»;
— Исмаила Нальгиева — главу организации «Выбор Ингушетии», занимающейся наблюдением на выборах;
— Багаудина Хаутиева — главу Совета молодежных организаций Ингушетии;
— Бараха Чемурзиева — председателя общественного объединения «Опора Ингушетии».

Их признали виновными в применении насилия к представителям власти (ст. 318 УК), создании экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК) и участии в нем.

Малсага Ужахова также осудили за создание организации, побуждающей граждан к совершению противоправных деяний (ч. 2 ст. 239), а Ахмеда Барахоева — за участие в ней (ч. 3 ст. 239 УК).

Дело восьмого участника процесса, Ахмеда Погорова, выделили в отдельное производство.

Над делом работали 13 адвокатов и семь общественных защитников. По их мнению, все обвинения носили декларативный характер. В обвинительном заключении часто использовались слова «вероятно», «предположительно», «может быть», а слово «примерно» использовано 11 тысяч раз.

28 июля 2023 года Ставропольский краевой суд в Пятигорске оставил в силе приговор фигурантам «ингушского дела».

Подробно о преследовании мы рассказывали в материале: «Одно из самых массовых политических дел в истории России».  

Напомним, 20 февраля 2023 года Ставропольский краевой суд назначил каждому из лидеров ингушского протеста госзащитников. Судья мотивировала это тем, что адвокаты по соглашению якобы затягивают процесс.

В апреле Магомед Беков, адвокат Мусы Мальсагова, направил жалобу президенту АП Ставропольского края. Он потребовал привлечь «назначенца» Александра Мичева, от услуг которого отказался его подзащитный, к дисциплинарной ответственности — за то, что Минчев не самоустранился из процесса.

Как пояснил в жалобе адвокат, в январе суд согласовал с защитниками и гособвинением порядок проведения заседаний. Председательствующий судья Александр Духин определил, что заседания будут проходить по пятницам. Защитники по соглашению были заняты в других процессах, в том числе в других регионах. Но затем суд нарушил этот порядок. По словам адвоката, подсудимым дали недостаточно времени, чтобы ознакомиться с материалами дела, а заседание назначили на понедельник. 

На нем мог присутствовать только один адвокат, остальные направили в суд заявление об уважительности неявки и приложили документы. Несмотря на это, суд «протокольно вынес решение» о назначении Мальсагову и остальным осужденным защитников по назначению, указал Беков. Это нарушает требования УПК, рекомендации Совета ФПА и Кодекс судейской этики.Осужденные отказались общаться с адвокатами по назначению и запретили им представлять свои интересы. Они заблаговременно направляли заявления об этом в суд. Защитники-дублеры заявили самоотводы, которые поддержали все адвокаты по соглашению. Но суд не удовлетворил эти просьбы. Затем защитники по соглашению предложили адвокатам по назначению самоустраниться.

В своей жалобе Магомед Беков указал: «Недопустимо осуществление адвокатами защиты по назначению наряду с адвокатами, осуществляющими защиту тех же лиц на основании соглашения». Исключением может быть только один случай — когда процессуальное поведение защитника по соглашению «либо поведение подозреваемого, обвиняемого ущемляет конституционные права других участников судопроизводства», подчеркнул он.

Однако адвокаты по назначению не самоустранились — фактически они навязали свои услуги Мальсагову и другим осужденным, написал Беков. Он также усомнился в правдивости утверждения о том, что адвокат по назначению мог ознакомиться с делом за месяц.

Затем защитник напомнил о решении Совета Федеральной палаты адвокатов от 2013 года. «Адвокат в соответствии с правилами профессиональной этики не вправе принимать поручение на защиту против воли подсудимого и навязывать ему свою помощь в суде в качестве защитника по назначению, если в процессе участвует защитник, осуществляющий свои полномочия по соглашению с доверителем», — говорится там.

Беков назвал неправомерными действия Мичева, который поддержал ходатайство Мальсагова об отказе от его услуг — но когда суд отказал, не устранился от участия в деле.

В жалобе Беков попросил привлечь Мичева к дисциплинарной ответственности и обязать устраниться от участия в защите Мальсагова. Такую же жалобу на адвоката-дублера написал и сам Муса Мальсагов.По жалобам Бекова и Мальсагова адвокатская палата возбудила в отношении Мичева объединенное дисциплинарное производство. В решении от 22 июня квалификационная комиссия АП Ставропольского края пришла к выводу, что адвокат Мичев нарушил нормы Закона об адвокатуре и Кодекс профессиональной этики адвоката. А именно:

  • не истребовал решение о назначении защитников, когда принял поручение;
  • не попытался посетить Мальсагова в СИЗО, чтобы обсудить позицию защиты;
  • не связался с адвокатом по соглашению Бековым;
  • не проявил должной активности и настойчивости в судебных заседаниях 22 марта и 7 апреля 2023 года;
  • не заявил ходатайство о своем устранении, хотя были основания.

При этом комиссия назвала субъективными доводы Бекова и Мальсагова, что за такой короткий период Мичев не мог ознакомиться с материалами уголовного дела.

28 июля совет адвокатской палаты Ставропольского края решил привлечь адвоката Александра Мичева к дисциплинарной ответственности, объявив ему замечание.

Магомед Беков планирует обжаловать это решение.

Магомед Беков

адвокат Мусы Мальсагова

«Я не согласен и буду подавать жалобу в Федеральную палату адвокатов. В решении совета палаты нет ни слова о задвоении защиты и обязанности устраниться из процесса адвоката-дублера.


Если Федеральная палата оставит без внимания заявление защиты и тот факт, что адвокат-дублер не устранился с процесса, порочная практика необоснованного назначения судами адвокатов-дублеров будет только расти. Я считаю, что адвокатов, которые идут против традиций адвокатуры и идут на поводу у судов, необходимо лишать статуса».

Поделиться в социальных сетях