Материалы сюжета «Дело ингушской оппозиции»

Посмотреть сюжет

«Ингушское дело»: трансляция заседания 30 июня

30 ИЮНЯ 2023

Чтобы следить онлайн — листайте вниз

Preview Image

Сегодня в Ставропольском краевом суде проходит очередное заседание по «Ингушскому делу»

Об «ингушском деле»

27 марта 2019 года в Магасе состоялся разгон митинга против изменения административной границы с Чечнёй. Он стал началом репрессий в отношении ингушской оппозиции. В результате против сотен участников народного протеста возбудили административные дела, против десятков — уголовные.

В декабре 2021 Кисловодский городской суд на выездном заседании в Ессентуках приговорил к срокам от 7,5 до 9 лет лишения свободы:

— Малсага Ужахова — председателя Совета тейпов ингушского народа;
— члена этого Совета Ахмеда Барахоева;
— Зарифу Саутиеву — бывшую заместительницу директора республиканского «Мемориального комплекса жертвам репрессий»;
— Мусу Мальсагова — председателя ингушского отделения «Российского красного креста»;
— Исмаила Нальгиева — главу организации «Выбор Ингушетии», занимающейся наблюдением на выборах;
— Багаудина Хаутиева — главу Совета молодежных организаций Ингушетии;
— Бараха Чемурзиева — председателя общественного объединения «Опора Ингушетии».

Их признали виновными в применении насилия к представителям власти (ст. 318 УК), создании экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК) и участии в нем.

Малсага Ужахова также осудили за создание организации, побуждающей граждан к совершению противоправных деяний (ч. 2 ст. 239), а Ахмеда Барахоева — за участие в ней (ч. 3 ст. 239 УК).

Дело восьмого участника процесса, Ахмеда Погорова, выделили в отдельное производство.

Над делом работали 13 адвокатов и семь общественных защитников. По их мнению, все обвинения носили декларативный характер. В обвинительном заключении часто использовались слова «вероятно», «предположительно», «может быть», а слово «примерно» использовано 11 тысяч раз.

С января 2023 Ставропольский краевой суд в Пятигорске рассматривает апелляционную жалобу осужденных.

Подробно о преследовании мы рассказывали в материале: «Одно из самых массовых политических дел в истории России».  

На прошлом заседании 29 июня продолжились прения сторон. В зал суда снова не пустили журналистку Алену Садовскую. А Олегу Орлову суд не позволил выступить в этот день.

Подробнее о предыдущем заседании читайте здесь.

30 июня

Сегодня продолжаются прения сторон.

Подсудимый Исмаил Нальгиев сделал заявление, что его право на защиту вчера было нарушено — суд отпустил его адвокатов Андрея Сабинина и адвоката Яганова (по назначению).

На это судья ответил: «А что же вы вчера ничего не сказали?» и пообещал больше не отпускать адвокатов по назначению.

***

Затем с прениями выступил адвокат Башир Точиев — защитник Ахмеда Барахоева. «Суд полностью перепечатал в приговор все доводы гособвинения и полностью проигнорировал доводы защиты», — заявил Точиев.

Он также отметил, что суд первой инстанции в части обвинения в организации экстремистского сообщества утверждает, что его создали не позднее мая 2018 года, при этом утверждая, что его участники пользовались мессенджерами для конспирации. Но в деле есть биллинг всех телефонных переговоров с октября 2018 года. Получается, они не конспирировались, либо всё сказанное об экстремистском сообществе — вымысел.

Точиев помнил, что во время разгона протестующих 27 марта 2019 года провокация была со стороны силовиков, бросивших светошумовую гранату во время коллективной утренней молитвы. Хотя в деле указано, что силовики якобы бросили гранату в тот момент, как собравшиеся на площади якобы мешали силовикам разбирать баррикады.

Точиев: «Судом описываются действия наших подзащитных так, как будто кроме них никто из граждан руководство республики не критиковал, и эта критика как будто не вызывала отклика у людей. Кроме наших подзащитных и другие старейшины призывали людей разойтись, и к ним тоже прислушивались, но разве они тоже являются организаторами применения насилия?».

Далее Точиев акцентировал внимание на том, что согласно материалам дела, регламент массового мероприятия, то есть митинга 26 марта 2019 года, якобы изъяли с компьютера Барахоева. При этом он якобы не подавался для согласования митинга в правительство республики, и якобы в нём было указано, что на время после 18:00 были назначены выступления участников митинга.

Во-первых, отметил Точиев, в материалах дела есть скриншот с описанием указанного файла, где указано, что он якобы создан 25 марта 2019 года, но там же указано, что этот файл был изменен 12 апреля 2019 года. То есть его изменили спустя девять дней после ареста Барахоева, которой произвели 3 апреля. Тем более, что он не являлся организатором митинга. А значит к этому файлу он не имеет отношения.

Во-вторых, этот регламент митинга был подан в правительство Ингушетии организаторами вместе с уведомлением о его проведении до согласования с правительством. Митинг согласовали только на время до 18:00 26 марта.

Точиев: «Политическая вражда возникает только между политическими деятелями, никто из наших подзащитных политикой не занимался. Суд фактически вменяет Барахоеву свободу мысли»

Адвокат также подметил, что в деле назначалось много экспертиз, но подзащитные своевременно не знакомились с документами.

Поделиться в социальных сетях